Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Международные связи российской политической эмиграции Страница - 3

Глава I

Зарождение российской политической эмиграции и ее международных связей (1856—1866 гг.)

§ 1. Эмигранты предреформенной поры

Заграница для Огарева не была каким-то неизведанным плодом. Там он уже жил с 1841 по 1845 гг. с небольшим перерывом, и это был не мимолетный наезд, а действительно продолжительное проживание, позволившее одному из крупнейших русских общественных деятелей неплохо разобраться в положении вещей и завести зарубежные знакомства. В первую поездку Огарев пробыл за рубежом* пол года, а затем, ненадолго вернувшись в Россию, он летом 1842 г. вновь уезжает за пределы России на целых четыре года. Больше всего он прожил в Германии, но побывал и во Франции, и в других странах. Сохранилось несколько писем Н. П.Огарева 1841 г., когда он начал свое путешествие и отразил свежее впечатление от встречи с неизвестными людьми и странами. Среди районов, которые ему удалось посетить, еще тогда были и славянские земли Австрийской империи, которые Огарева особо заинтересовали и об этом поспешил поведать. Он тогда писал: 4С венского пребывания и с путешествия по славянским землям я в припадке славянизма... Я говорю об этом оттого, что я этим одушевлен, просто крылья новые выросли, и я летаю с гордостью от берегов Адриатического моря до Берингова пролива*9. В одном из писем того времени Огарев писал, что он не является сторонником слияния славянских племен и при всем этом испытывает большее участие к славянам, чем к другим народам, при этом он подчеркивал — 4 это великое племя будет еще играть огромную роль в судьбах человечества*10.

Действительно, Огарев уже тогда проникся глубоко верой в будущее славянства, он даже писал, что славяне 4еще не жили, они будут жить и производить*11. Несомненно, что усиление внимания Огарева к славянскому миру было одним из первых не только его заграничных впечатлений, но и уроков. Находясь в России, Огарев этому аспекту придавал меньшее значение и его, вместе с Герценом, критическое отношение к славянофилам наверняка имело немалое воздействие на общее отношение к славянским проблемам. Конкретное столкновение с обстановкой, знакомство с ситуацией на славянских землях Австрийской империи, оказало значительное влияние на молодого Огарева. По-видимо-му, именно с этого времени не только усиливается его интерес к славянству и его будущему, но и создаются благоприятные условия для того, чтобы через несколько лет, уже вслед за Герценом и некоторыми другими русскими революционерами, перейти на позиции русского общинного социализма, в котором, вообще, роли славянства придавалось большое значение.

Огарев оказался, как мы видим, не первым и не последним русским революционером, на которого поездка за рубеж оказала двоякое воздействие. Прежде всего, он видит результаты западной цивилизации и как и несколькими годами позднее, поначалу чувствует обаяние западных условий. Но вместе с тем он обращает взор к России, к зарубежным славянам и, преимущественно, к его низшим слоям, которые он и воспринимает как истинных представителей народности. Огаревские письма 1841 г. об этом свидетельствуют с полной определенностью. Он чувствовал себя неотъемлемой частью своей нации и понял, что не может быть и речи об отрыве от России.

В эту поездку он, по-видимому, и не помышлял об эмиграции, и главная цель ее заключалась в знакомстве с зарубежными странами и основательном изучении европейской науки. Прежде всего, Огарев заметно пополнил свои знания в области философии, оказавшись в стране, где занятия философией особенно поощрялись — в Германии. Огарев слушал лекции Ф.-В. Шеллинга и участвовал в борьбе внутри гегельянцев, которые раскололись на левых и правых. Но, находясь в Германии, Огарев изучал не только философию, но и естественные науки — анатомию, химию и др. Находясь же в Париже, Огарев больше всего занимался медициной. Однако Огарев не только занимался самоусовершенствованием в этих науках, но и продолжал изучение теории социализма, к которой он проявил интерес еще в России. В литературе уже подчеркивалось, что к середине 1841 г. Огарев сделал выводы о социализме как об идеале, который должен стать действительностью, и чтобы этого достигнуть, нужно непосредственно решать эту задачу12. Огарев стал одним из самых первых русских революционеров, который решил практически реализовать идею социализма. Он вынашивает идею создания социалистической колонии и намечал пригласить туда своих друзей — Герцена, Сазонова, Сатина, Кетчера, Астракова. План этот не получил поддержки как со стороны тех, кто находился в России, так и со стороны Сазонова, с которым Огарев поддерживал контакты, находясь за границей. Предложения о создании колонии Сазонов расценил как утопию и предлагал активное участие в политической борьбе13. Огарев все-таки настаивал на реализации своих планов и решил их осуществить по приезде в Россию, прежде всего в своих довольно обширных имениях.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.