Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Орловская битва - два года: факты, статистика, анализ - Страница 3

Все главы имеют определенную структуру: планирование, состав группировок, повествование о ходе операции, потери противоборствующих сторон, значение, а также влияние результата сражения на весь дальнейший ход войны; в приложениях даны отдельные документы, представляющие, по моему мнению, несомненный интерес для читателей. Успешно проведенная Орловская стратегическая наступательная операция стала переломной не только в Великой Отечественной, но и во всей Второй мировой войне, когда чаша весов в борьбе за окончательную победу медленно, но неуклонно склонялась в нашу сторону - перевес оказался на стороне Красной Армии, и такое положение сохранялось вплоть до окончания войны.

На примерах отдельных сражений, составляющих в целом битву за Орел, читателю дана возможность ощутить всю её драму, состоящую из поражений и побед, блестящих планов и утерянных возможностей, проследить её переломные моменты, которые зачастую определяли стратегию всей войны.

Следует помнить, что в ходе каждой из операций допущенные оплошности, ошибочные характеристики, оценки и суждения, которые сегодня, при тщательном изучении огромного количества документов, представляются мне совершенно очевидными, шесть десятилетий тому назад, во времена «ада войны», таковыми совсем не казались. Работая над изданием, я скрупулезно изучал стандартные отчетные бланки донесений о потерях численного состава полков, дивизий, корпусов, армий и фронтов (групп армий) и, должно быть, первым из историков, исследующих Вторую мировую войну, представил в полном объеме потери войск Красной Армии и вермахта на примере грандиозной (и по времени и по масштабу) Орловской битвы. Здесь, прежде всего, необходимо исходить из того положения, что во всеобщей статистике военных событий колоссального масштаба, нашедших свое подтверждение большей частью в архивных документах, любая, даже самая малая цифра потерь всё равно означает осиротевшие семьи.

Передо мной стояла задача: бережно обращаясь с подлинными фактами реалий войны, а не е мифами, достичь полноты и ясности в вопросах поставленной для исследования проблемы и донести их до потомков. Это решение возможно только в тех случаях, когда разум и воля руководствуются трезвой, непредвзятой оценкой неоспоримо установленных исторических фактов. Для этого пришлось отказаться от «услуг» послевоенной, в основном конъюнктурной литературы, чтобы у читателя сложилось верное восприятие тех уроков, которые должны извлечь последующие поколения. Свои повествования об операциях Красной Армии советские исследователи Великой Отечественной войны и авторы мемуаров завершали стандартными клише: «мы разгромили», «мы уничтожили» и другими штампами. Отобранные и отшлифованные факты на деле оказывались пустозвонством. Втиснутые в узкие идеологические рамки отдельные трагические события войны советская система представляла народу как героические, применяя при этом элементы фальсификации фактов. К сожалению, приходится констатировать, что в большинстве случаев было как раз наоборот: «нас окружали», «нас уничтожали», «нас громили», и даже если мы наступали во втором и третьем периодах войны, то наши войска несли потери, намного более существенные, нежели войска противника.

Власти в СССР - и политическая, и государственная, и военная - с самого начала были виновны в том, что допустили сам факт «внезапного» нападения нацистской Германии на Советский Союз. Затем, в лучшем случае, стремились умолчать об очевидных стратегических просчетах, объясняя поражения в первом периоде войны не своими предвоенными иреступлениями перед народом и его Красной Армией, а происками «врагов народа», иредательством командного состава, нестойкостью офицеров и солдат в боях2, т. е. приписывая ошибки всем тем, кто в этой священной войне, проявив невиданный героизм и мужество, в полной мере расплатился своей кровью и своей жизнью, - народу.

Наша цена триумфальной Победы в Великой Отечественной войне колоссальна: СССР потерял 26,6 миллиона советских граждан. За годы войны урон Вооруженных сил Страны Советов (в том числе ранеными) составил 21,7 миллиона человек, или 62,9 процента от общего числа состоявших на военной службе до начала войны, а затем - всех призванных в Красную Армию (34,5 млн. человек). Более половины составили безвозвратные потери - 11 944 100 человек (газета «Известия», 25 июня 1998 г.).

По данным немецкого исследователя Б. Мюллер-Гиллебранда, безвозвратные потери вермахта на советско-германском фронте на 1.12.1944 г. составили 2 416 784 человека (1 419 728 убитыми и 997 056 пропавшими без вести). С учетом урона последних месяцев войны немецкие войска на Востоке потеряли чуть более 2,5 миллионов человек. Как видим, разительное соотношение в потерях и не в нашу пользу.

До сих пор любая попытка по-иному, объективно взглянуть на события, утвердившиеся в сознании нескольких поколений, воспринимается болезненно и остро, и сегодня имеются политические силы в обществе, для которых легенды и мифы важнее установленной истины.

Объективный учет всех конкретно-исторических факторов, определивших характер проблем в каждой операции на Орловском плацдарме, максимальный охват доступных архивных источников и литературы: директив высшего командования противоборствующих сторон, журналов боевых действий, стандартных отчетных документов численного состава и потерь соединений, дополненных воспоминаниями солдат и офицеров как Красной Армии, так и вермахта, системный метод в их обработке и группировке - это новый шаг на пути исторического исследования.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru