Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рихард Зорге Страница - 11

Ренегата и оппортуниста Карла Каутского ругали за грубые ошибки еще Маркс и Энгельс. В письме дочери Маркс так характеризовал Каутского: «Он — посредственный, недалекий человек, самонадеян... всезнайка, в известном смысле прилежен... принадлежит от природы к племени филистеров...» И этот филистер жив, здравствует и не так уж стар — ему шестьдесят три года. Зорге видел его несколько раз в Берлине. Каутский еще до войны образовал в германской социал-демократии группу «центра», которая выступает против марксизма. Ревизионист в рабочем движении Эдуард Бернштейн, провозгласивший свой иезуитский афоризм: «Конечная цель — ничто, движение — все!» Правые предатели Шейдеман, Эберт, Носке — эти хоть не лезут в теоретики, а помогают кайзеру и фельдмаршалу Гинденбургу вести войну до победного конца, душат рабочий класс.

...Весть о Великой Октябрьской социалистической революции в России стала кульминационным пунктом жизни Зорге.

«Взрыв русской революции указал мне путь, по которому должно идти международное рабочее движение. Я решил поддерживать это движение не только теоретически и идейно, я решил сам стать его частицей в действительной жизни...»  '

Это уже была отправная точка сознательной революционной деятельности. Революционная работа! Звать к борьбе, к свержению существующего строя...

Рихарду Зорге шел двадцать третий год.

Война занимает особое, можно сказать, исключительное место в биографии Рихарда Зорге. И дело тут не только в юношеской впечатлительности. Война помогла ему понять многое. В ее багровых отблесках он увидел не только историю человеческого общества, но и свою будущность. Потому-то его записки и начинаются с этого, определяющего.

«Мировая война 1914—1918 гг. оказала огромное влияние на всю мою жизнь. Если даже на меня не подействовали бы другие факторы, то, как мне кажется, в результате одной этой войны я стал бы убежденным коммунистом».

Но целый исторический период, наполненный бурными событиями, отделяет Зорге от дня вступления в Коммунистическую партию Германии.

В январе 1918 года Зорге уволился из армии, уехал в Киль и поступил здесь в университет. Снова политические науки, право, политэкономия... Используя адреса, которые ему дали еще в госпитале медицинская сестра и ее отец, Рихард скоро связался с руководством лево-

3 М. Колесникова, М. Колесников

33


Го крыла независимой социал-демократической партии, представляющей собою в Киле боевую революционную организацию, и сделался ее членом.

Независимая социал-демократическая партия Германии возникла недавно из низовых организаций, исключенных за оппозицию из социал-демократической партии. Эта партия объединяла значительные рабочие массы, сюда входила группа «Спартак». О группе «Спартак» Зорге уже много слышал, стремился установить с ней связь, так как хотел стать спартаковцем, но в Киле это ему не удалось: здесь пока не было спартаковцев.

Первое партийное задание — создать в Киле социалистическую студенческую организацию! Эту организацию Зорге создал и стал ее руководителем. Он также возглавил кружок политического самообразования и вскоре стал широко известен как блестящий оратор и полемист.

«На занятиях я рассказывал об истории рабочего движения, объяснял различие между революционным и контрреволюционным движением».

Рядом был огромный порт. Он привлекал Зорге. Там были матросы военных кораблей, портовые рабочие.

О кильском периоде жизни Рихарда Зорге есть воспоминания старого революционера доктора Харальда Хойера и его жены, проживающих ныне в ГДР.

Вот как они рассказывают об одном из рабочих собраний, на котором присутствовал Зорге: «В дискуссии участвовал и товарищ Зорге. Он призвал молодых рабочих судоверфей углублять свои знания с помощью Высшей народной школы. Большой зал Дома профсоюзов вмещал более 500 человек. Он был переполнен. После того как Зорге кончил говорить, слова попросил некий Пфайфер, молодой наборщик из «Социалистической рабочей молодежи». Он говорил о том, что хотел бы учиться еще больше, чтобы восполнить пробелы в своих знаниях, но не знает, как это осуществить. Кто-то верно заметил ему, что он изголодался по занятиям. Это произвело громадное впечатление на всех, но еще большим оно стало, когда Зорге заговорил с этим юношей.

Он попросил его выйти вперед. Зорге сидел в президиуме у правого края стола, а парень стоял внизу. И так они разговаривали. Казалось, что весь огромный зал прислушивается к их разговору. Никто, конечно, не

Сомневался, что Зорге непременно поможет этому молодому рабочему. Он задавал ему вопросы тепло и сердечно и в то же время по существу. Товарищ Зорге был чудесный человек. Он всегда заботился о других. Таково у всех нас было о нем впечатление. Мы чрезвычайно его ценили и уважали».

Однажды ранним утром Рихарда вызвали из дому и привели в матросскую казарму. Она была заполнена матросами. Его попросили выступить с докладом о текущем моменте. Матросы и солдаты — знакомая аудитория. Казарму охраняли. Показали на тайную дверь: на тот случай, если офицеры пронюхают о собрании.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.