Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Танки вел Алексеев - Страница 7

В центре города, в здании Ростовского пехотного училища, расположился командный пункт 56-й отдельной армии. В просторной комнате рабочий кабинет начальника штаба армии генерал-майора Б. И. Арушаняна. Быстрый в движениях, с живым, выразительным лицом, воспаленными от недосыпания глазами, генерал, выслушав рапорт о прибытии бригады, радушно усадил командиров-танкистов и принялся тщательно записывать все, чем располагала танковая, бригада: «Легких танков Т-26 — девяносто семь, ХТ-133 — пятнадцать, — повторял он вслух с кавказским акцентом, — средних танков Т-34 — одиннадцать, тяжелых КВ — пять».

— Хорошо, товарищ Алексеев, успели в самое время. Два дня назад немцы захватили Таганрог, рвутся к Ростову. В нашей недавно сформированной армии танков нет. На вас надежда. Противник — механизированная группа Клейста — имеет более двухсот танков. Жаль, что мало у вас средних и тяжелых машин, они просто необходимы, обстановка сложнейшая, — продолжал он и развернул карту. — На нашем участке фронта действуют 13-я танковая и 60-я моторизованная дивизии, дивизия СС «Адольф Гитлер». Сейчас противник производит перегруппировку. — Тонко отточенным карандашом генерал Арушанян показал на карте линию обороны. Она тянулась на запад от Новочеркасска по реке Тузлов, у населенного пункта Генеральское круто поворачивала на юг до Чалтыря и доходила до Хопрова.

— А от Чалтыря до Ростова... — многозначительно подняв руку с карандашом, повысил голос начальник штаба,—всего шестнадцать километров.

2*  19

Лицо его стало суровым, и он жестко закончил:

— Как видите, немцы близко. Нашу оборону занимают части 68-й кавалерийской, 317-й, 353-й и 343-й стрелковых дивизий. Задача танковой бригады следующая: бригада должна будет стать маневренным противотанковым резервом, который помог бы дивизиям не допустить прорыва немецких танков. Три ваших батальона придаются стрелковым дивизиям, четвертый, состоящий из КВ и Т-34, — резерв командующего армией. Местонахождение последнего — северная окраина поселка Орджоникидзе, примыкающего к Ростову с северо-востока. Мотострелковому батальону занять оборону в районе подсобного хозяйства северо-восточнее поселка Орджоникидзе.

Полковник Алексеев внимательно выслушал боевую задачу. Он хорошо понял обстановку, был согласен и с тем, какую роль должны будут сыграть его танки. Но зачем дробить танковое соединение? Подавив мысль назвать задачу неграмотной, Алексеев обратился! к начальнику штаба армии:

— Товарищ генерал-майор, я думаю так: если побатальонно разделить танковую бригаду по фронту на восемьдесят километров и подчинить командирам дивизий, танковой бригады как таковой не будет, останутся лишь разрозненные танковые батальоны, не способные остановить серьезную попытку прорыва обороны. Сохранив же соединение в том виде, в каком оно есть, бригада могла бы достаточно мощным кулаком наносить удары немцам там, где в этом будет большая необходимость. Я прошу доложить мое мнение командующему.

Бригада все-таки, вопреки возражениям ее командира, оказалась распыленной по огромной территории, что затруднило управление ею. 24 октября, согласно боевому приказу штаба армии, части и подразделения танковой бригады полковника Алексеева заняли рубежи обороны в районе станиц и хуторов Камышеваха, Каменный Брод, Несветай, Большие Салы, Сул-тан-Салы, Красный Крым, Чолтырская Балка.

В селе Большие Салы, расположенном приблизительно на середине всей линии обороны, обосновался командный пункт бригады. Здесь же разместился штаб только что прибывшей 317-й стрелковой дивизии. Она сформировалась в Баку, в августе сорок первого года. Алексеев познакомился с командиром этой дивизии полковником Иваном Владимировичем Середки-ным, новым боевым товарищем.

Началась жизнь с лишениями и невзгодами, напряжением нервов, с жертвами и кровью. Первые потери, первые герои... Командир батальона капитан В. И. Филиппов в одном из донесений сообщал: «В совместной с конниками кавалерийской дивизии ночной разведке мой батальон потерял два танка. Экипаж в составе командира сержанта Самсонова, механика-водителя Коэикова, башенного стрелка Кулешова сражался «а подожженном вражеским снарядом танке до тех пор, пока не сгорел. Командир другого танка, уже полыхавшего пламенем, младший сержант Кононов сумел вытащить раненого механика-водителя Суслова и танковый пулемет. Отстреливаясь, Кононов вышел из боя и вынес Суслова»...

Вплоть до 17 ноября в частях и соединениях 56-й отдельной армии дни были предельно напряженными — готовились оборонительные сооружения на дальних и ближних подступах к Ростову. Моросящие дожди, изводившие солдат, прекратились. Ударили первые морозы, повалил мелкий снег.

Утром 17 ноября Алексеев приехал на наблюдательный пункт командира стрелковой дивизии. Не успел он поздороваться, как боец-наблюдатель сообщил о появлении немецких танков. Схватив бинокль, Алексеев приник к амбразуре. Между хуторами Султан-Салы и Несветай к нашей обороне ровным клином двигались немецкие танки Т-1У и Т-Ш. Угловатые, с черно-белыми крестами на башнях, они неумолимо ползли вперед, оставляя за собой негустой серый шлейф снежной пыли. Их было более двадцати.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.