Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Танки вел Алексеев - Страница 9

Полковник Алексеев, побывав во всех танковых батальонах, доложил командующему армией генерал-лейтенанту Ф. Н. Ремезову о недостаточно серьезной продуманности противотанковой обороны: танки размещены без увязки с другими средствами в системе обороны. В результате этого командующий издал 12 ноября 1941 года приказ «Об организации противотанковой обороны армии», в котором потребовал использовать танки впереди стрелковых позиций, обязал обеспечить хорошую их маскировку, ни в коем случае не допуская размещения танков в одну линию. В то же время рассредоточение танковой бригады на площади в тысячу квадратных километров поставило в крайне затруднительное положение ее штаб. Плохо обеспеченный средствами радиосвязи, он не мог постоянно контролировать действия батальонов. Телефонной же связью через дивизионные и полковые узлы можно было воспользоваться только в период затишья, да и то

23

Не всегда. Однако командир бригады и штаб понимали, что и в этой ситуации их долг—обеспечить наибольшую эффективность использования танков.

После прорыва линии обороны Нестеров вместе с капитаном Чепковым и другими командирами оперативной группы, получив приказание полковника Алексеева, буквально в пять минут свернул командный пункт в Больших Салах и на штабном автобусе выбыл в хутор Щепкин.

Нестеров прежде не участвовал в боях, но хорошо представлял немецкую танковую атаку. Сегодня же, когда враг ошеломил, парализовал волю к сопротивлению, вызвал страх и растерянность у сотен людей, тревога и испуг на какое-то время овладели и им, человеком не робкого десятка. Это отступление еще раз показало, как необходимо сконцентрировать все силы танковой бригады.

Командным пунктом командира бригады в хуторе Щепкин стала обычная хата с небольшими оконцами. Капитан Нестеров при свете керосиновой лампы колдовал над картой. Располагая хоть и неполными данными о местонахождении танковых рот, батальонов, других частей и подразделений бригады и стрелковых дивизий, он наносил обстановку на карту. Другие командиры оперативной группы, бывшие тут же, на командном пункте, анализировали страшную картину боя, ее детали, замеченные каждым по-своему. Всех волновала судьба Алексеева, который сразу же после прорыва немецких танков и сдачи Больших Сал уехал в мотострелковый батальон: требовалось срочно перестроить оборону батальона. Однако полковник давно уже должен быть на хуторе. Уж не случилась ли беда? Обстановка тревожная, мог столкнуться с какой-нибудь разведывательной группой врага. Поэтому, как только открылась дверь и в ней показался полковник, сидевшие за столом обрадованно воскликнули: «Наконец-то!»

— Где Гаганов? Где Каранда? Налажена ли связь с Ростовом? Каковы потери? —на ходу снимая черное кожаное пальто, забросал Нестерова вопросами Алексеев. Необычно возбужденный, с осунувшимся за какие-то сутки лицом, он нервно ходил из конца в конец маленькой комнаты, слушал ответы капитана, уточнял детали и, посасывая трубку, старался успокоиться. Бросив взгляд на сидевших за столом штабистов, сказал с напускной грубоватой насмешливостью:

— Ну, что растерялись, носы повесили, думаете, немец вас •и здесь достанет? Нет, немец привык культурно воевать, ночью он предпочитает пить кофе и отдыхать. А вот утром перегруппируется и попрет.

Алексеев подошел к столу, неторопливо надел очки в черной роговой оправе, всмотрелся в карту и от серо-черных квадра-

Тов, обозначавших село Большие Салы, провел пунктирную прямую стрелу к Ростову.

— Здесь противник наносит главный удар, в стыке 353-й и 317-й стрелковых дивизий. Завтра он допытается его развить. 317-я дивизия оставила позиции, обнажив фланг 353-й. На хутор Щепкин немцы пока не пойдут, они его просто обойдут стороной.

— Силы-то не равнозначны, Василий Михайлович, — сказал Нестеров. — Наш Т-26 с их Т-Ш не сравнить.

— Так-то оно так, Степан Кузьмич. Но ты мне только-что доложил, что наши «легкачи» одиннадцать немецких машин уничтожили. Молодец Гаганов! Уж больно ловко у него в первом бою вышло, когда с фланга зашел и по бортам ударил. Да и во втором бою танкисты потрудились. Ну, а кроме танков артиллерия, бронебойщики... Как бы там ни было, а танков двадцать всем миром все-таки вышибли!

Алексеев на минуту задумался, взглянул на присутствующих, снова заговорил:

— А беда наша в том, что воевать не научились. А мы с вами, нет, я прежде всего, не отстоял самостоятельности танковой бригады, согласился со штабом армии поделить ее на части. «Смотри, мол, Клейст, у нас везде есть танки!» А он, не будь дураком, лупанул здоровенным кулаком в одном месте, да так,, что все у нас и затрещало. Плохо армейская разведка работает, надо бы знать, куда они танки подтянули. Тогда и мы поблизости свои бы в кулак сосредоточили. Ну, да что говорить! Вперед поумнеем!

Выбив пепел из давно погасшей трубки, Алексеев посмотрел на уставшие, осунувшиеся лица - товарищей и, присев к столу, с улыбкой спросил:

— Кипяток-то у вас найдется? Чайку бы сейчас. Я ведь камский водохлеб, а ты, Павел Павлович, — полковник обратился к начальнику связи бригады капитану Челкову, — у донской воды вырос, тоже чаевничать любишь?

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.