Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Вторая мировая война на море и в воздухе Страница - 134

Неукротимая воля Гитлера подчиняла себе его мышление так, что неясные стороны ситуации он видел такими, какими хотел, чтобы они были. К тому же там, где он, ввиду недостатка образования, отступал от оперативного мышления или где для принятия решения не хватало данных, он целиком полагался на интуицию. Никто не станет спорить, что интуиция для военного лидера во многих ситуациях является необходимым средством, способным заменить недостающие данные для принятия решения, однако она является опаснейшим источником ошибок, когда не поддается контролю разума.

Многие ошибки командования проистекали из односторонней переоценки Гитлером факта владения территорией. Эту склонность Гитлер разделял с не имеющими военного образования личностями, которые захват территории и удержание ее при всех обстоятельствах считали успехом. Поэтому Гитлер лишь в крайне редких случаях был расположен отдавать местность без борьбы, даже когда такое решение диктовали сложившиеся обстоятельства и оно представлялось целесообразным во всех отношениях. В обороне, вследствие вынужденных изменений линии фронта, часто образуются выступающие дуги, которые, из-за получившегося удлинения линии фронта, могут быть заняты только слабыми силами. Предлагаемый отвод войск с дуги на хорду не только сокращает протяженность линии фронта, но и позволяет более плотно занять позиции, тем самым укрепить оборону, одновременно не оказав отрицательного влияния на общую ситуацию. Если противник атакует позиции на выступе фронта, они слишком часто оказываются прорванными, а войска, из-за понесенных потерь, уже не могут удержаться и на хорде, так что в итоге приходится отказываться от более обширной территории и, сверх того, войска несут большие потери в живой силе и технике. Также, как следствие, образуются никому не нужные котлы, освобождение которых любой ценой требует еще больших жертв, что ведет к дальнейшему ослаблению фронта. Гитлер взял за правило н. е только санкционировать большие оперативные передвижения войск, но и лично вмешивался во все решения. В 1943 году на востоке в его распоряжении было воистину неограниченное пространство для действительно оперативного командования обороной.

Эта ориентация на обладание территорией при любых обстоятельствах стала следствием полученного Гитлером в окопах Первой мировой войны опыта, когда под влиянием ураганного огня противника оборона стала позиционной. Недостаточное понимание сути оборонительного вида боевых действий привело к тому, что всякое вынужденное оставление территории стало считаться неудачей. К этому надо добавить недоверие к предложениям многих генералов, оппозицию которых Гитлер, несомненно, чувствовал. Эта оппозиция, благодаря личностям из ближайшего окружения фюрера, и прежде всего Гиммлера, преследовавшего свои особые цели, сместилась из области вещественной в политическую. Здесь обозначены только причины командных ошибок, лежащие в личности самого Гитлера. Их обобщение на основании конкретных ситуаций и фактических последствий явствует из описания военных событий этой книги.

К высшему военному командованию в широком смысле слова следует причислить и Геринга — командующего люфтваффе. В первые годы войны он пользовался благосклонностью Гитлера и имел большое влияние. Причем последствия этого влияния часто выходили далеко за пределы его компетенции и распространялись на другие сферы деятельности, увлекая их за собой в пропасть. На свой пост Геринг пришел с партийной работы. Главной чертой его характера была сила воли. И если во время Первой мировой войны он действительно был прекрасным командиром эскадры истребителей, то для занятия более высоких постов ему попросту не хватало военного образования. Проблемы войны в воздухе, которые к началу войны были во многих отношениях неисследованной областью военного знания, Геринг не мог последовательно продумать и взвесить. Хотя он был несколько более открытым для инициативы своих советников, чем Гитлер, но, по крайней мере в решающей фазе войны, действовал без должного размаха. Генерал-полковник Ешоннек, который после трагической смерти гениального генерала Вефера в 1936 году стал начальником Генерального штаба люфтваффе, был молодым человеком с высокими духовными запросами, которому, однако, не хватало необходимого опыта и глубины понимания сути воздушной войны. Поэтому к началу войны все еще сохранялись неверные взгляды на ведение военных действий в воздухе, которые, естественно, проявились в организации люфтваффе. Из более 4 тысяч боевых самолетов в начале войны было всего лишь около 700 истребителей, дальность действия которых оканчивалась на северной окраине Лондона. Воздушная война против Англии, от исхода который зависел весь ход дальнейшей войны в воздухе, не могла иметь успех.

Ужасное заблуждение — небрежное отношение к истребителям — вскоре осознали самые широкие круги в люфтваффе и авторитетные лица сухопутной армии. И уже весной 1942 года, когда бомбардировщики больше не могли пробиваться через противовоздушную оборону Англии, это привело к выдвижению требования о концентрации внимания на производстве истребителей и организации истребительной авиации. Это требование потерпело крах, столкнувшись с противодействием Геринга и Ешоннека. Если бы это требование было тогда удовлетворено, совсем другими были бы условия для противовоздушной обороны Германии и ситуация в воздухе на западе к моменту начала вторжения. Только весной 1944 года Геринг потрудился глубже вникнуть в эту проблему. С этого времени — за несколько месяцев до вторжения — стало появляться большое количество новых истребительных частей, в которых, однако, было ничтожно мало хорошо подготовленных летчиков. Таким образом, неверное ведение войны в воздухе на решающей стадии и ошибочное направление развития материальной базы люфтваффе сказались на исходе войны.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.