Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Абрамочкин - Страница 5

А если верить, что каждая фотография ещё и частичный портрет самого автора, то советую вглядеться в снимки детей, которые так удаются Абрамочкину. Он ведь не перестаёт по-детски удивляться тому, что видит. И помогает увидеть нам.

Мне кажется, что на его фотографиях как будто остаётся место для того, кто на них смотрит. Я чувствую, что мог бы сам присесть на трап самолёта рядом с двумя легендарными авиаконструкторами - Туполевым и Ильюшиным - и детально разглядеть звезды Героев Социалистического Труда на их костюмах. Я могу незаметно пройти по красной дорожке вслед за первым космонавтом Юрием Гагариным - и согреться его обращённой ко всему миру улыбкой. Для меня даже есть место на трибуне Мавзолея - в уголке, за широкой маршальской спиной...

В работе (а мне приходилось выезжать с ним на «объект», чтобы подготовить текст к его фото) Юрий напоминает бульдозер. Никаких организационных, временных, географических преград для него не существует. Есть задача, которую надо выполнить. И он это сделает.

Абрамочкин - профессионал. С «золотым глазом». И живым человеческим сердцем.

Александр Юриков, журналист



С Михаилом Лаврентьевым. 1966 г.


С Урхо Кекконеном. 1978 г.


С коллегами по цеху. 1966 г.


С Зурабом Церетели. 2004 г.

]


На Кремлёвской стене. 1966 г.



Главная площадь

На Красную площадь я ходил не реже двух раз в году, снимая каждую первомайскую демонстрацию, а 7 ноября - каждую годовщину Октябрьской революции.

Постепенно это место становилось для меня всё более притягательным.

Я почувствовал вкус к её повседневной жизни, фотографируя всё, что казалось мне интересным.

Впрочем, на моих глазах она становилась всё более строгой и закрытой.

В 60-е годы по ней ещё свободно ездили автомашины. Потом проезд закрыли. Было время, когда на самой площади запретили даже курить.

С любопытством разглядывал я её достопримечательности. В том числе громадные часы на Спасской башне, по которым в прямом и переносном смысле жила и живёт наша страна. Попал я и внутрь башни, на самый верх. Меня поразил гигантский механизм часов - до сих пор не могу простить себе, что пропустил этот кадр. Утешаю себя тем, что снял часы в тот момент, когда они были освещены солнцем с одной стороны, но оставались в тени с другой. Один циферблат - в темноте, другой - на свету.

Случилось это в эпоху перехода одного государства в другое, и снимок приобрёл символическое значение. Дальнейшие перемены в стране, уже в начале 90-х, превратили площадь в эпицентр новой истории. Со стихийными массовыми митингами и необычными для неё культурными и спортивными шоу. Вплоть до рок-концертов и хоккейных матчей.

Но Красная площадь остаётся местом памяти и славы, почестей и скорби, символом мощи Москвы и государства. Вот почему её всегда, хотя и с разным успехом, старались захватить и подчинить, застроить и перестроить, украсить и прославить.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.