Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Антикрепостническая борьба - Страница 6

Тивную, судебную, полицейскую. Он являлся также следователем, тюремщиком, сборщиком податей, откупщиком и казначеем и, что особенно важно, он при этом «не руководствовался никакими правилами или уставами» Вместе с тем Накко отмечал, что все молдавские власти отличались сеюими злоупотреблениями, взяточничеством и подкупностью. Так же, как и Кассо, он обратил внимание на преемственность характера власти исправников Бессарабии от власти исправников времен турецкого владычества. Ценным является и его указание на то, что должности исправников занимали только «лица самых первых фамилий, не исключая и сыновей бывших господарей». Анализируя положение дел по управлению Бессарабией данного времени, Кассо писал: «Пра-

^ Л. А. Кассо. Россия на Дунае и образование Бессарабской области, М., 1913, стр. 195.

- А. Накко. Указ, соч., стр. 280.

Ва и обязанности местной администрации не были определены ни одним законом: исправникам и их помощникам «околашам» в уезде... предоставлялся полнейший произвол» К Свои суждения о местной администрации Кассо подкреплял ссылками на «Докладную записку», составленную в 1813 г. чиновником министерства внутренних дач России Байковым, командированным для проверки состояния управления Бессарабией. В этой «Записке» имеются интересные материалы, характеризующие и центральное управление областью. Во главе ее с 1812 г. находился управляющий іілй гражданский губернатор, зависевший только от главнокомандующего русской армией Чичагова, а потом от Кутузова. Гражданский губернатор являлся одновременно и председателем Областного правительства, состоявшего из двух департаментов, каждый из которых в свою очередь состоял из трех экспедиций. Такое правительство ведало всеми делами области (управление, суд, полиция, финансы и пр.).

Первым управляющим областью с 1812 г. был выходец из боярской среды Скарлат Стурдза. По старости и из-за болезни он фактически не занимался делами управления. Пользуясь этим, при нем возвысился выходец из среды мелких помещиков М. Е. Крупенский, занявший исключительное положение в Областном правительстве Бессарабии. Он сумел добиться чина надворного советника, стать начальником полицейской части, вицеуправляющим областью и, постепенно подчинив себе все экспедиции правительства, оказывал неограниченное влияние на ход всех дел в области. Рост его влияния Байков объяснял тем, что чиновники экспедиций раболепствовали перед ним. И, поскольку областному правительству было предоставлено право «руководствоваться законами и обычаями Молдавского края без всяких высших инстанций» то Крупенский мог ачоупотреблять предоставленной ему властью и действовать по своему произволу, как поступало и все местное начальство., «А обычаи состоят,— замечал чиновник Байков,— в праве сильного и в том, кто больше даст». Наблюдения П. Куниц-

Кого, опубликованные им в том же 1813 г., целиком совпадают с этим свидетельством:  «...нынешние права и

Обычаи молдавские утверждаются... на праве сильного более, нежели на древних положениях» К

Естественно, что на местах этот бесконтрольный произвол процветал в еще больших размерах. В цынутах исправники, «избранные по произволу» областного начальства, «управляли по своим обычаям» (разрядка наша.—И, М.)-, Произвол и злоупотребления оказывались в эти годы столь чудовищными, что поражали даже представителя русского царизма. Ба:йков обратил внимание на то, что Крупенский, члены областного правительства, исправники и другие использовали власть для личного обогащения за счет ограбления и разорения крестьянских масс области. Так, например, Крупенский, по наблюдениям своего современника, бесконтрольно распоряжался казной и «... полагал, что может брать из нее все для него потребное»

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.