Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Аппараты Щетинина и Григоровича - Страница 12



Вверху: авиаторы русского добровольческого отряда, устроившиеся на ночевку в самолетном ящике на краю аэродрома в г. Мустафа-Паша. Слева-направо: летчики П. В. Евсюков, Я. И. Седов-Серов и Н. Д. Костин, строитель Мальцев, механик Ю. Я. Озолин, начальник отряда С. С. Щетинин, летчик Ф. Ф. Колчин (лежит). Из коллекции ЦГАКФФД.

В центре и внизу: фотографии летающей лодки «Доннэ-Левек» Балтийского флота. Из коллекции Г. Ф. Петрова.


Вверху, летающая лодка типа М-1 в бетонном ангаре станции Кильконд, сентябрь 1914 г. Место пассажира находилось позади сиденья пилота. Две большие пудовые бомбы на необычных «бомбоносах» подвешены по бокам фюзеляжа. Из коллекции Г. Ф. Петрова.

Внизу: аппарат М-1 крупным планом. Стоит обратить внимание на расходный топливный бак, ручное стартовое устройство для запуска мотора, защитный щиток над сиденьем пассажира, два ацетиленовых прожектора для ночных полетов (на крыльях) и другие детали. На фотографии изображены (слева направо): авиационный унтер-офицер А. И. Томашевский (впоследствии известный советский летчик), лейтенант И. И. Кульнев, разбившийся 7 мая 1915 г., и матрос Г. Блинов, погибший 6 июля 1915 г. (он был механиком мичмана А. Н. Прокофьева-Северского в том злополучном вылете, когда при посадке в их аппарате «ФБА» взорвалась неиспользованная малая бомба). Станция Кильконд, сентябрь 1914 г. Из коллекции Г. Ф. Петрова.

Ности управления: два элерона, руль глубины и руль поворота. Полотно три раза покрывали составом «Новавиа»1. Мотор «Гном» оснащался самопуском (с магнето «Бош») и пропеллером «Шовьер» диаметром около 2,60 м. Для обеспечения работы двигателя на аппарате устанавливались 2 топливных 50-литровых бака внутри корпуса, 1 топливный 20-литровый расходный бак у силового агрегата и 35-литровый масляный резервуар, сделанные из латуни толщиной 0,7 мм. Итак, имелся одномоторный трехстоечный биплан — летающая лодка с экипажем из двух человек, чьи места располагались одно за другим. Размах верхнего крыла значительно превосходил размах нижнего, а потому концы несущих плоскостей соединялись стойками-подкосами. Коробка крыльев монтировалась над корпусом, с зазором около 150 мм.

Строительство лодки завершили к 18 декабря 1913 г., а ее заводские испытания — только 1 июня 1914 г. Шестого июня в Либаве на 1-й морской авиационной станции Балтийского флота приемная комиссия порта Императора Александра III занесла этот аппарат в списки казенного имущества после опытов, выполненных лейтенантом И. И. Кульневым. Во время 32-минутного полета, при достижении максимальной высоты в 600 м, летчик поднялся на 300 м за 10 минут, а затем совершил еще одно, 13-минутное, воздушное путешествие и, таким образом, успешно закончил обусловленную контрактом программу. Самолету присвоили флотский кодовый номер Щ-1, тогда как название М-1 также, вероятно, существовало.

Следует добавить, что задолго до июня интенсивное опробование новой машины выявило ряд ее недостатков, которые были обсуждены авиаторами на заседании Авиационного комитета Балтийского флота уже 6 мая. Сильно несущий стабилизатор, заднее расположение и ненадежная установка мотора, требовавшая его постоянного ремонта, и, наконец, слабость конструкции корпуса делали самолет неудачным, по крайней мере в глазах пилотов. С поступлением более совершенных аппаратов летающую лодку надлежало перевести в разряд учебных, одновременно запретив на ней полеты выше 100 м, так как планирование являлось опасным. До присвоения номера Щ-1 машину называли именем ее французского прототипа, и, например, в строевом рапорте от 27 мая начальник 1-й авиастанции сообщал, в частности, о том, что исправный (французский) «Доннэ-Левек № 1» нес кодовое обозначение Б, тогда как пока не принятую от завода лодку «Доннэ-Левек № 2» ожидал индекс Д.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.