Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Аппараты Щетинина и Григоровича - Страница 9

На ПРТВ каждая машина определялась по двум признакам: по типу и по заводскому номеру ее планера (предприятие представляло заказчику самолеты без вооружения — то есть без револьверов, пистолетов, ружей, пулеметов, пушек, бомб, стрел и ракет и без двигателей и винтов; все эти предметы являлись заботой Морского ведомства). Заводской и порядковый номера любого изделия компании совпадали, а тип узнавался из одно - или двухбуквенной комбинации, дополнявшейся цифрой — его порядковым номером. Так, код ЩМ-5 или просто М-5 (соответственно: «Щетинин Морской — Пятый» или «Морской — Пятый») указывал на пятую модель среди гидроаэропланов фирмы, хотя происхождение термина М остается неясным. Покидая завод, каждый аппарат снабжался специальным свидетельством о прохождении сдаточных испытаний, куда заносили как тип и номер машины, так и данные о ее моторе. Более того, заводской номер дублировался на многих частях самолета: например на руле поворота, корпусе, поплавках и т. д.

Попадая в боевые подразделения, аэроплан получал флотский номер, который мог бы иначе зваться бортовым или тактическим, причем на разных театрах существовали неодинаковые системы таких обозначений. До весны 1916 г. на Черном море применялся весьма незамысловатый метод обычных порядковых номеров: первые два «Канара» тамошней Службы связи удостоились номеров 1 и 2, три следующих поплавковых «Кертисса» — 3, 4 и 5, и т. д. Во время войны, с поступлением относительно многочисленных партий самолетов одного и того же типа, явилась потребность изменить эту схему и в результате с апреля 1916 г. щетининским лодкам модели М-5 отводились флотские номера с 31-го по 99-й, тогда как для аппаратов М-9 оставлялось пространство с 100-го по 200-й. В 1917 г. довольно стройная система нарушилась, так как некоторые старые отслужившие типы исчезали, а на их место приходили новые. Как следствие появились гидропланы М-11/М-12 с бортовыми номерами от 1-го до 26-го и М-15 с номерами от 201-го, а в июне один из вновь прибывших М-5 украсился номером 26, перешедшим к нему от списанного М-11. При всем том заводские атрибуты — название типа и номер, могли сопровождать флотское обозначение машины, но не обязательно — последнее само по себе позволяло определить конкретный аппарат и его модель, а более подробная информация узнавалась из технического формуляра самолета. Флотские номера в виде крупных цифр накрашивались по бокам носовой части щетининских летающих лодок Черноморской авиации.

Девятнадцатого июля 1917 г. приказ командующего известил авиаторов о введении в действие новой системы обозначений. По ней номера распределялись следующим образом: с 1-го по 29-й давались аппаратам М-11/М-12, с 30-го по 99-й — М-5, с 100-го по 200-й — М-9. Пространство между 201-м и 650-м резервировалось для поплавковых «Альбатросов» Акционерного общества В. А. Лебедева (см. том 2), летающих лодок «Теллье» фирмы «Дуке» (с номера 400 или 401; см. том 3) и сухопутных истребителей «Ныопор» (с 600-го или 601-го; см. том 3). Что касается щетининских М-15, то они вообще не упоминались, но на деле им выделяли номера начиная с 701-го. Все флотские номера планировалось дополнять особыми бортовыми кодами, называвшими тип той или иной машины и представленными — в отношении продукции ПРТВ, в таблице 3.

Как и прежде, номера наносились на корпуса летающих лодок, при этом высота цифр составляла — по приказу — около 71 см, а их цвет зависел от конкретного подразделения, к которому принадлежал аппарат: красные, синие, белые, черные, желтые и зеленые номера становились отличительными призна-

Применявшиеся с 19 июля 1917 г. коды для обозначения гидропланов завода С. С. Щетинина Черноморского флота


Тип

М-5 М-9

М-11

М-15

Бортовой

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике: