Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Библиотека отечественной общественной мысли от древнейших времен до начала XX века - Страница 9

Следующий вопрос, который вставал перед нами, бьш проект ответа на тронную речь. Мы думали, что тронная речь будет произнесена самим царем, и наметили следующий план действий; ответ в той форме, какой был сделан прошлой Думой, не приличествует нам, социал-демократам. Все во фракции сходились в том, что Дума должна обратиться не к монарху, а к народу. Мы предлагали принять формулу перехода к очередным делам, включив в нее наши программные требования в качестве ультимативных: 8-часового рабочего дня, свободы слова, собраний, печати и т. д. И еще один пункт: вся земля крестьянам «без выкупа», причем оговорили, что если поднимутся среди кадетов и трудовиков протесты и они не согласятся с нами, то придать этому пункту другую формулировку: «принудительное отчуждение всей земли в пользу крестьян». Раздались упреки большевиков в нарушении постановлений Объединительного съезда и программы. Мы считаем, что этим актом мы не нарушали программы. Мы хотели противопоставить всю думскую оппозицию правительству при первом же его выступлении и были уверены, что этот акт окажет революционное влияние на весь народ. Не бьшо настоятельной нужды по данному поводу развивать всю нашу аграрную программу целиком, тем более что это не вело бы нас к цели устроить, возможно, более импозантную демонстрацию против правительства, а вызвало бы только склоку в рядах оппозиции. Нашу программу мы широко развернули в других случаях. Никакого решения по этому поводу фракцией не было принято, ибо обнаружилось, что тронной речи не будет.

Ответ т правительственную декларацию. Как вы знаете, все оппозиционные и революционные фракции репшли обойти декларацию в противоположность с.-д. фракции, решившей дать правительству надлежащий ответ. Что наше решение было правильно, это признают теперь и с.-р. и народные социалисты. На общих совещаниях, организованных кадетами, последние повели энергичную агитацию за то, чтобы оставить без ответа декларацию Столыпина; когда мы пришли на первое совещание, то увидели, что кадеты уже успели сагитировать значительную часть трудовиков и эсеров. Я должен указать мимоходом на этом примере, насколько правы были мы, когда предлагали ходить на совещание к кадетам.

Ведь цель наша была — вырвать народнические группы из рук кадетов. На общих совещаниях мы это и делали; мы разоблачали перед народническими группами трусость и половинчатость кадетов и указывали этим группам их долг перед страной. Мы, меньшевики, на деле осуществляли то, за что большевики стояли на словах. На совещаниях кадеты гоюрили, что молчание — самый грозный ответ на декларацию Столыпина, что молчание есть самый лучший способ выразить презрение самодержавному правительству. Кадеты доказывали, что ответное выступление на декларацию неминуемо вызовет разгон Думы, и вьщвигали лозунг: «Беречь Думу, во что бы то ни стало». Мы вступили с кадетами в ожесточенный бой. Мы гоюрили: наше молчание будет понято народом как трусость или как согласие с политикой правительства. Нельзя беречь Думу путем отказа от народных требований. Еще вопрос: если они сберегут Думу от правительства, сберегут ли они ее от возмущенного народа. Принцип бережения Думы, во что бы то ни стало, проведенный до конца, означает бесповоротный отказ от критики самодержавия. Кадеты в своей наглости дошли до того, что предложили всем революционным и оппозиционным группам в знак протеста против выступления с.-д. фракции покинуть зал во время чтения нашей декларации. Это предложение кадетов было встречено аплодисментами даже социалистов-революционеров. Не значит ли все это, что мы на деле, а не на словах только разоблачали трусость и половинчатость кадетов? Результатом этой борьбы был отказ трудовиков и других левых партий устроить враждебную социал-демократам демонстрацию.

Теперь перехожу к содержанию нашей ответной декларации. Большинство фракции приняло следующее решение: в декларации выяснить отношение с.-д. фракции к правительству и указать, с другой стороны, на взаимоотношение между самодержавием и народным представительством. Наша задача заключалась в разоблачении истинной природы правительства путем критики отдельных областей его деятельности. В заключение мы решили предложить формулу перехода к очередным делам, выражающую недоверие, в которой говорилось бы, что страна уже самими выборами в Думу выразила недоверие правительству и теперь Дума подтверждает это. Кадеты боролись против этого. Когда мы сделали им это предложение, они не хотели согласиться. Мы предлагали это, если правые вынесут мотивированную резолюцию. Кадеты, как я говорю, не согласились, говоря, что если левые захотят простой переход и будет подпись наша, эсеров, то все поймут его как протест против правительства.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.