Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Центральный Московский ипподром - Страница 10

28

Аш. нда MoCKoLkicofxi Ммподрцлйі^ врловскйй рытк Kiladpsm, 50-t? к. XX вг^

M;!rf. ¦• ¦  • .¦ I’A 'Ч V'• .* •. /¦¦гЫ.«fti. jtT.» :

В ЩДДХЦЦД, Д^^И^


Бсонце сороковых годов на Московском ипподроме разыгрывались так ываемые призы «стандартности» - только для рысаков, соответствующих стандарту породы. Помимо испытаний на коротких и длинных дистанциях, в программу состязаний входил бег рысью под седлом и срочная доставка груза с тяговым усилием 30-40 кг в повозке и русской упряжи на дистанцию до 10 км.

В 1946 году в Московском конном заводе родился Квадрат, жеребец, который получил титул трижды венчанного. За всю историю испытаний на Московском ипподроме не появлялось такого орловского рысака. В 1950 году он стал победителем всех самых главных призов для рысаков 4 лет: Большого Всесоюзного зимнего орловского, Большого Всесоюзного зимнего открытого. Большого Орловского (теперь приз Барса) и Большого Всесоюзного приза.

Новая полоса рекордов началась в семидесятые годы, когда на ипподром пришла «новая волна» резвых лошадей. Это и великолепный смоленский Павлин, 20 раз в руках наездника А. П. Крейдина обновлявший всесоюзные рекорды, дербисты Гугенотка и Отелло, трехкратный победитель Международного приза Мира Идеал, несравненный орловец Пион и другие лошади. В 1974 году в Одессе пять рысаков, подготовленных на Центральном Московском ипподроме, штурмовали двухминутный рубеж, а год спустя в беге на свидетельство резвости жеребец Властный установил абсолютный рекорд СССР для лошадей рысистых пород - 1 мин. 58,7 сек.




Гг такой лошади, которая шж. ет. сделать два резвых броска по дистанции», - считали эксперты-конники. И так было, пока не появились в конном мире Насибов и Анилин.

Y Насибова был коронный приём: перед последним поворотом он давал лошади передохнуть и через несколько секунд бросался вперёд. Соперники, как правило, насибовского броска не выдерживали. Трибуны ипподрома в ожидании этого момента замирали, потом общий выдох сменялся восторженным рёвом.

30


Г



¦Такие рождаются раз в столетие», - говорили в 50-60-е годы о выдающемся советском жокее Николае Насибове. Им восхищались не только знатоки, но и совершенно далёкие от скачек люди. Публика приходила на ипподром «смотреть на Насибова» - на 120 секунд острейшей борьбы, где всё решают умение жокея, чувство лошади, ллягкость рук, твёрдая воля и чутьё, позволяющее не просчитаться в решительную минуту и спросить с коня именно то, на что он способен.

За свою жокейскую жизнь Николай Насибов работал со многими лошадьми, но лучшая, особенная лошадь в его судьбе - это гнедой чистокровный жеребец Анилин, рождённый в заводе «Восход». Их фотографии обошли в 60-е годы весь мир. Для зарубежных ипподромов не было эффективнее рекламы, чем имена Насибова и Анилина. Владельцы лучших конных заводов мира пытались купить жеребца, предлагая за него большие деньги.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.