Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Геополитика хаоса - Страница 10

В 80-е годы беззастенчивое обогашение получило поддержку даже в странах, руководимых социалистами, как, например, в Испании или Франции. Авантюристы, ставшие нуворишами, достигшие порой ранга капитанов индустрии, стали предлагаться властями и средствами массовой информации в качестве моделей, достойных подражания, в качестве эмблемы коллективного примирения с капиталом и предпринимательством. Поощрялась финансовая спекуляция. Мы стали свидетелями апофеоза золотых мальчиков.

После финансового краха 1987 г. последовала цепная реакция банкротств, и тогда обнаружились невероятные случаи мошенничества, характерная черта экономики-казино. В Японии, например, в списке из десяти самых богатых людей, опубликованном ежемесячным журналом Никкей Венгре, только три миллиардера заработали свое состояние в секторе реальной экономики. Семь остальных — спекулянты.

Многие лица, преподносившиеся во второй половине 80-х годов в качестве образца в связи с их головокружительным обога-

Монд. 1992. 11 апр.

Щением, были обвинены в разного рода мошенничестве, вымогательстве, злоупотреблении доверием и коррупции. Часть из них попала за тюремную решетку. Герои оказались мошенниками. Их список невероятно длинен, начиная с Роберта Максвелла и кончая Бернаром Тапи.

Их концепция экономики-казино напрямую ответственна, в числе прочего, за крах американских сберегательных касс (40 млрд. долл, убытков), разоривший тысячи вкладчиков, и провал банка Креди Лионнэ (свыше 100 млрд. фр. убытков). Это лишний раз доказывает ложность предположения, — о чем иронично напомнил Джон К. Гэлбрейт, — будто «крупные капиталы с необходимостью находятся в руках тех, кто наделен исключительной интеллектуальной силой».

Таким образом, капитализм, вышедший победителем в конфронтации с советским социализмом, сам оказывается крайне дискредитированным собственными эксцессами. Это чувство столь сильно, что и здесь, и там все отчетливее проявляется ностальгия по государству-провидению, разрушаемому сегодня во имя рынка. Все больше граждан открыто выступает против раздвоенного общества, где, с одной стороны, мы видим группу гиперактивных граждан, а с другой, бесчисленную толпу занятых на временной работе, безработных и отверженных.

Но, несмотря па эти социальные беды, неолиберальная модель распространяется все дальше. Странам Юга ее навязывают крупнейшие финансовые организации, такие, как Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ). Макроэкономические показатели (инфляция, валюта, бюджетный дефицит, внешняя торговля, рост) возведены в ранг абсолютного императива, которому все должно приноситься в жертву. Полагают, что иного пути к спасению нет. «Соединение демократии и рынка, — утверждает, например, Жан-Франсуа Ревель, — это единственный ключ для выхода и из коммунизма, и из слаборазвитости.» Эту мысль подтверждает один из главных «гуру» ультралиберализма американский экономист Джеффри Сакс: «Мое глубокое убеждение состоит в том, что ключ к решению многих проблем, включая проблемы развития, лежит в интеграции в мировую экономику.»

Рынок диктует правду, красоту, добро, справедливость. «Законы рынка» стали новыми священными скрижалями. Отход от этих законов — это фатальный путь к разорению и упадку.

Особенно после провала плановой экономики в СССР распространяется идея, что в мире есть только один-единственный способ (неолиберальный) ведения дел; что все экономики отныне взаимозависимы. Эта система возводится в качестве нового тота-

Литаризма со своими догмами и главными проповедниками. Во имя «тотального рынка» ее новые законы, за небольшим исключением, охватывают весь мир.

Эти законы проводятся в жизнь, особенно в ряде стран Восточной Европы, таких, как Польша или Россия, с безжалостной пунктуальностью неофитов (новообращенных). Невзирая на то, во что это обходится в социальном плане. И невзирая на предупреждения политических и общественных деятелей начиная с 1991 г., в том числе Михаила Горбачева: «Нельзя терпеть, когда 80% российского населения живет ниже порога бедности, когда забывают о наиболее обездоленных слоях, думая исключительно о макроэкономической стабилизации.» Подобная политика, навязанная под лозунгом шоковой терапии, принесла очень быстрое разочарование.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.