Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Геополитика хаоса - Страница 7

Более того, кризис нового типа ослабляет крупнейшие промышленные державы последнего времени (США, Великобританию, Германию, Францию) в связи, в частности, с последствиями распространения новых технологий в области информатики. Ми-

Ровая экономика переживает глубокие потрясения, как и во второй половине XIX века в ходе второй промышленной революции (изобретение железной дороги, телеграфа, парохода, жатки, швейной машины и т. д.), когда гигантский рост производительности труда вызвал крупнейший кризис 1893 г.

В наши дни 1,5 млрд, работников в странах Азии и Тихого океана зарабатывают от 2,5 до 44 долл, в день, а средний дневной заработок в промышленно развитых странах Западной Европы, США и Японии не опускается ниже 95 долл. (130 долл, во Франции и США, 198 долл, в Германии). Промышленные изделия и сельскохозяйственные продукты обходятся, следовательно, гораздо дешевле в странах Юга и вступают в конкуренцию с продукцией промышленности и сельского хозяйства Севера. Это вызывает перемещение заводов в страны Юга и массовую безработицу на Севере, а также попытки разрушения систем социальной защиты, обвиняемых в удорожании стоимости рабочей силы...

Освободившись от бремени двух сверхдержав, мир находится в поисках новой стабильности и оказывается перед натиском двух могучих и противоположных сил слияния и распада.

С одной стороны, некоторые государства стремятся объединиться, слиться с другими, дабы образовать более крупные, более прочные, менее уязвимые комплексы, особенно экономические. По примеру Европейского союза, политического «объекта» принципиально нового типа, другие группы государств — в Северной (Алена) и Южной (Меркосюр) Америке, в Северной Африке (МАГРИБ), в Азии (АТЭС), в Восточной Европе и т. д. — множат соглашения о свободе торговли, снижают таможенные барьеры с тем, чтобы стимулировать торговый обмен, одновременно укрепляя свои политические и оборонительные союзы.

На противоположном полюсе этого движения в сторону слияния и одновременно с ним мы видим, что многонациональные комплексы (Канада, Индия, Шри Ланка, Китай, Конго) переживают эффект распада, они трещат по швам, раскалываются (Чехословакия, Эфиопия, Сомали) или же разрушаются, делясь на осколки (Советский Союз, Балканы, Кавказ) на глазах у ошеломленных соседей.

Три федеративных государства Восточной Европы — СССР, Югославия, Чехословакия — разбились на части, вызвав к жизни двадцать два независимых государства! Настояший шестой континент. Появилось больше суверенных государств, чем после первой мировой войны при распаде трех империй — австрийской, царской и оттоманской, или же после деколонизации Африки в пятидесятые и шестидесятые годы.

2-6172

Эти разломы оживили почти повсюду в Европе очень старые раны; во многих районах ставятся под вопрос существующие границы, а наличие национальных меньщинств служит почвой для подъема ирредентизма', националистических перегибов, помыслов об аннексии, расколе или этнических чистках... На Балканах и Кавказе все это очень быстро переросло в открьпую войну (в Словении, Хорватии, Боснии, Молдавии, Нагорном Карабахе, Южной Осетии и Абхазии). Конфликты подобного типа зреют и в других местах: Крыму, Македонии, Косово, Албании, Трансиль-вании, Словакии, Эстонии. Мы не говорим уже о тех, что могли бы вспыхнуть в громадной России и ужасным призраком которых стала война в Чечне.

В этих распадах и слияниях кое-кто видит главное противостояние конца века — между федерализмом и варварством. Так, например, Эдгар Морен считает: «Юіючевая проблема ближайщих лет — это борьба в самых разных формах между, с одной стороны, силами объединения, федерации, конфедерации не только в Европе, но и в мире, и, с другой, силами разъединения, распада, разрыва, конфликта».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.