Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Геополитика хаоса - Страница 8

Как представляется, росту этих «сил разъединения» способствует прежде всего возрождение этнической концепции государства-нации. Романтическая, антиреспубликанская идея о том, что государство должно осуществлять свою власть над этнически однородным сообществом (один язык, одна кровь, одна религия, одна территория), целиком проживающим в рамках своих исторических границ, разделяет граждан, разделяет общество. Подобная националистическая концепция вновь ставит проблему национальных меньщинств и их прав. В то же самое время она стимулирует ирредентистские (см. примечание об ирредентизме) притязания, как, например, притязания Сербии, попытавщейся после войны с Хорватией поглотить — на глазах у сил разъединения ООН — населенные сербами районы в Боснии-Герцеговине. Равным образом, на Кавказе Армения продолжает требовать аннексии Нагорного Карабаха, а Россия выступает на Черном море за возвращение Крымского полуострова.

Подобная концепция национализма, разрывавщая на куски Европу XIX века вплоть до окончания первой мировой войны, возрождается и в Западной Европе под прикрытием, как это ни странно, европейского строительства. Его центростремительная ' Так называлось примерно сто лет назад политическое и общественное движение в Италии, выступавшее за присоединение к ней территорий с итальянским населением; автор употребляет термин в широком смысле, имея в виду движения за присоединение аналогичных территорий к исторической родине. — Прим. пер.

Сила меняет и делает менее отчетливыми контуры государства-нации. Государство-нация испытывает все большие трудности и, как представляется, подтачивается с двух сторон, оказываясь между европейским сверхгосударством, которому оно продолжает передавать свои полномочия, и различными государствами-регионами, которым во имя децентрализации оно доверяет растущую часть своих прерогатив.

. Многие из таких государств-регионов в Западной Европе утверждают свою политическую индивидуальность с тем большей силой, что они обладают отличительными кулыурными чертами; это относится, например, к Северной Ирландии, Фландрии, Каталонии, Стране басков, Галисии, Шотландии, Бретани, Корсике, Эльзасу, Падании... В одних из этих регионов сепаратистские движения объявляют себя приверженцами крайне левой идеологии (Страна басков. Северная Ирландия), в других — крайне правой (Фландрия, Падания); но в обоих случаях все они отстаивают порой мифическую «идентичность» и прославляют легендарные «фундаментальные ценности исторической этнической общности».

Чем же становится в этих условиях национальный суверенитет? Его подтачивают со всех сторон. В первую очередь — в таких ключевых областях, как национальная валюта, оборона и внешняя политика — принятием обязательств, налагаемых финансово-экономическими соглашениями (принадлежность к ОЭСР, Международному валютному фонду. Европейской валютной системе. Всемирной торговой организации и т. д.), военными союзами (НАТО, ЗЕС, ОБСЕ...) и международными договорами. Но его ограничивают также и более скрытые факторы, связанные с чисто техническими соображениями. «В мире, где все основано на технологии, — пишет Александр Кинг, — стало необходимым заключение многочисленных соглашений по конкретным вопросам с тем, чтобы обеспечить функционирование международной системы, идет ли речь о предоставлении радиочастот и воздушных коридоров, о мерах безопасности, стандартизации промышленных изделий и Т. Д. В каждом сл>дае это ведет к незаметном)' ограничению национальной свободы действий, чей кумулятивный эффект далеко не незначителен.»

Такое «растворение» идентичности государства вызывает все большую путаницу. В особенности в Западной Европе, как это выявилось в ходе недавних парламентских и президентских выборов. Мы видим, что повсюду политический класс дискретирован и все больше расходится с общественным мнением; главные партии почти не внушают доверия и теряют своих избирателей. То

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.