Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гражданская война в Испании - Страница 2

Испания оказалась вовлеченной в орбиту внимания Коминтерна с момента образования Коммунистической партии. Днем ее создания принято считать 15 апреля 1920 г. Ядром компартии стал Союз социалистической молодежи. Год спустя левое крыло социалистов вышло из состава Испанской социалистической рабочей партии и образовало вторую компартию. Не прошло и месяца, как Коминтерн дает указание: немедленно начать переговоры о слиянии обеих партий. Эти переговоры шли трудно: на III конгрессе ИККИ присутствовало две делегации. Объединение, хотя и произошло в ноябре 1921 г., не привело к органическому слиянию: между “молодыми” и так называемыми “взрослыми” продолжительное время существовала взаимная отчужденность, “молодые” обвиняли “взрослых” в оппортунизме и центризме, “взрослые” “молодых” - в сектантстве и левачестве^. И те и другие апеллировали к Коминтерну, без поддержки которого, прежде всего финансовой, существование компартии, особенно в условиях спада рабочего движения, было бы затруднено.

Первые документы ИККИ носили в основном “финансовый” характер. Так, в письме от 22 февраля 1923 г., подписанном “секретарь ИККИ”, констатировалось, что для организации издательства в Испании ассигновано на 1923 г. 16 тыс. золотых рублей, полученных из взносов Коминтерна, Профинтерна и Коммунистического интернационала молодежи. “При сем, - говорилось в письме, - посылаем эквивалент 8000 зол. руб. за 1-ое полугодие 1923 г.”^ Документы свидетельствуют, что за счет ИККИ оплачивались расходы даже для содержания помещений, где размещались руководящие органы компартии, поездки по стране, почтовые расходы, суточные командированных функционеров, о чем периодически представлялись отчеты'". Финансирование было весьма скудное, но и без него, по-видимому, компартии было бы трудно обойтись, так как она была весьма малочисленна.

13 сентября 1923 г. генерал М. Примо де Ривера совершил переворот, партия была загнана в подполье. Периодические налеты полиции на ее помещение лишали компартию и того имущества, которое с трудом удавалось приобрести, так как ротаторы и пйіпуіцйе машинки полиция забирала себе. Отсюда - новые просьбы о денежном вспомоществовании.

Как отмечалось в письме Секретариата ИККИ от 7 июня 1926 г., подготовленном Степановым (Стояном Миневым), “инструктором” по Испании, влияние компартии, можно сказать, сошло “на нет”. Секретариат упрекал компартию за “сектантство”, за отсутствие регулярной и нормальной связи с ИККИ, а руководство компартии, находившееся во Франции, - за контакты с “правыми” в КПФ^.

Документы ИККИ этого периода свидетельствуют, что в Москве плохо представляли себе ситуацию в Испании, а отсюда и рекомендации общего характера, которые вряд ли могли оказать воздействие на деятельность компартии. Но и в этих документах содержались советы, направленные на дальнейшую изоляцию компартии, так как все силы, противостоявшие диктаторскому режиму, в том числе и “левые”. Коминтерн оценивал крайне негативно.

Анархисты и анархо-синдикалисты назывались “переодетыми либералами”, хотя их организации подверглись в период диктатуры особо жестоким репрессиям. Гнев против анархистов был вызван тем, что “они играют роль основного препятствия на пути завоевания компартией решающего влияния среди рабочих и основным препятствием для разоблачения республиканско-демократических иллюзий”. Иными словами, компартии предлагалось держаться подальше от тех, кто в те годы видел в установлении республики спасение от диктатуры. Коминтерн особо настораживали “настроения примиренчества к анархизму”, особо возмущали те “отдельные элементы, которье считали анархизм левым крылом рабочего движения, более левым, чем коммунистическая партия”^.

Даже в шифрованной телеграмме Секзетариата ИККИ (проект был составлен Степановым), посланной 20 марта 1931 г. накануне муниципальных выборов, которые решили судьбу монархии и привели к установлению Республики (сторонники выборов обоснованно считали “неправильной” тактику их бойкота), говорилось, что основная задача заключается в “разоблачении республиканских лжеоппозиционных группировок, как действительного оружия лля спасения шатающегося режима и буржуазного строя”. Партии указьвалось на недостатки в отношении не столько “абстрактной критики парламентаризма”, сколько по поводу “практического уклона оннортунизма”, отказа сконцентрировать огонь против “республиканских группировок - главного непосредственного противника”^.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.