Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гражданская война в Испании - Страница 3

Иными словами, тактика русского болыневизма в канун Октября 1917 г. автоматически переносилась на Испанию, страну иной политической культуры, отличной от России, с инок ситуацией и иной компартией, которая в то время по самым оптимистическим подсчетам насчитывала всего лишь 800 членов.

12 апреля 1931 г. состоялись муниципальные выборы, сыгравшие роль плебисцита: в тот день свыше 70% избирателей больших городов и промышленных центров отдали свои голоса кандидатам блока республиканцев и социалистов. 14 апреля 1931 г. в Испании была провозглашена Республика. Слабая и немногочисленная компартия в большинстве регионов придерживалась тактики бойкота выборов, а после того как было сформировано Временное правительство, объявила его “оплотом реакции”, а министров, членов Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП) - Ф. Ларго Кабальеро, И. Прието, Ф. де лос Риоса - соглашателями. И хотя провозглашение Республики создавало благоприятные условия для легального существования партии, лидеры КПИ, верные, как они полагали, установки ИККИ на борьбу с республиканскими иллюзиями, выдвинули лозунг создания республики Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, что вызвало недоумение даже у тех, кто симпатизировал им.

В январе 1932 г. Западноевропейское бюро ИККИ обратилось с Открытым письмом к компартии Испании, где “сектантско-пассивное” поведение ее лидеров было подвергнуто критике. По не выявленным причинам произошла утечка информации, и еще до того, как содержание письма стало известно рядовым членам партии, оно было опубликовано в либеральной газете “Е1 Sol”, снабженное подзаголовком: “Коммунистический Интернационал бросил руководителям испанского коммунизма обвинение в неспособности и сектантстве”*^.

Эти же обвинения читатели “Е1 Sol” могли бы выдвинуть и Романскому ландерсекретариату, если бы имели возможность познакомиться с обсуждением на нем доклада Ферьеро 5 марта 1932 г. Докладчик оценил “14 апреля как маневр для предотвращения народной революции”. По его мнению, буржуазно-республиканское правительство имело явно реакционный характер, а демократические иллюзии “теперь уже несомненно не господствуют”. “Социалисты - народ конченный, о них много говорить не приходится в том смысле, что они полные оппортунисты”. Анархисты Пейро и Пестанья, руководители Национальной конфедерации труда, объявлялись “открытыми реформистами”, а анархи-стов-экстремистов докладчик предлагал разоблачить “не как людей, которые являются слишком левыми, а как людей, которые по существу являются слишком правыми”. Идея блока анархистов и коммунистов, “единый фронт анархистских рабочих и коммунистов” объявлялись оппортунистической идеей. Вожди Всеобщего союза трудящихся, как он полагал, вызывают ненависть среди рабочих, и из Национальной конфедерации труда массы бегут, что совершенно не соответствовало действительности.

Компартия критиковалась за пассивное отношение к аграрной революции, национальному вопросу, к организационной работе среди рабочих в городе, но главным образом за отсутствие “действительно правильно функционировавшего политического аппарата”. Особо осуждался, хотя и не прямо, секретарь партии X. Бульехос'^^ Надежды на улучшение ситуации в компартии связывались со сменой руководства, которая должна была произойти на ее предстоящем съезде. Он открылся 17 марта 1932 г. в Севилье. В документах ИККИ, обращенных к компартии после съезда, отражено недовольство предложением К. Веги, сделанным им в канун открытия съезда: он обратился с просьбой к ЦК КПИ разрешить представителям леворадикального каталонско-балеа-рийского блока Маурина и троцкистам присутствовать на съезде".

Поскольку критика в адрес руководящей группы в партии была минимальной (X. Бульехос, М. Адаме, А. Трилья), они были избраны в новый Центральный комитет наряду с X. Диасом, Д. Ибаррури, П. Чека, В. Урибе, А. Михс.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.