Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Идишская цивилизация - Страница 1

Пол Кривачек

Идишская цивилизация: становление и упадок забытой нации

ПОЛ КРИВАЧЕК


ИДИШСК^^ ЦИВИЛИЗАЦИЯ:

Становление и упадок забытой нации

Ассамблея рекомендует комиееии Кабинета миниетров <_> по елучаю 50-й годовщины окончания Второй мировой войны и в память фактичеекого уничтожения еврейекой цивилизации в Европе воздвигнуть подобающий монумент <_>

Принято Поетоянным комитетом, дейетвующим от имени Аееамблеи, 20 марта 1996 г. Парламентекая аееамблея Совета Европы. Рекомендация 1291 (1996), еекция 9, параграф viii.

Были между них такие, которые оетавили по еебе имя, чтобы им могли быть возданы похвалы.

И были такие, о которых не оеталоеь памяти, которые иечезли, как будто их не было никогда, и еделалиеь как бы не еущеетвовавшими, также и дети их поеле них.

Но были они милоеердные люди, праведноеть которых не должна быть забыта. Мишлей Йегошуа Бен-Сира (Экклееиаетик)

Введение

Паеха 1990 года. Окраина деревни на юге Польши, на полпути между Краковом и Кельце. Католичка Агнешка, молодая мать, еидя за плаетиковым етолом на обветшавшей кухне, оеторожно вырезает из израильекой детекой книжки текеты на иврите. Рядом е раетущей етопкой бумажек лежит груда деревянных голов, рук, ног и длинных плоеких туловищ. Окрасив все, кроме лиц, черной краской, а бороды - серой, она соединяет детали, приклеивает к ним кусочки искусственного меха, а к рукам - ивритские тексты. Собранные фигурки величиной в фут она расставляет перед собой на полке, и хасидская конгрегация постепенно растет. Куклы в отороченных мехом кафтанах и в собольих шапках устанавливаются на пружинах. Легкий удар по полке - и они начинают раскачиваться взад и вперед, как растревоженные дети; это движение, называемое на идише шокельн, в точности повторяет движения восточноевропейских евреев во время молитвы.

Такая кукла, подаренная на Пасху, приносит удачу, и у Агнешки всегда много покупателей. В прежние времена, рассказывает она мне, дети бегали за возвращавшимися из синагоги хасидами, чтобы прикоснуться к ним - на счастье. Теперь, думаю я, единственная растущая еврейская община во всей Польше сделана из дерева.

Агнешке едва ли более тридцати пяти лет, она родилась не раньше середины 1950-х годов. Я спрашиваю, видела ли она когда-нибудь ортодоксального еврея вживую. Мой вопрос показался ей глупым. «Это наша традиция, часть польской культуры на протяжении столетий», - говорит Агнешка.

Осень 2001 года. По дороге в краковский аэропорт я выглядываю из окна такси на рыночной площади и вижу стоящий на высоком пьедестале памятник польскому поэту Адаму Мицкевичу. В его великой поэме «Пан Тадеуш» представлено двойственное отношение к евреям, но один из наиболее значительных образов поэмы - патриот Польши еврей Янкель. «Израилю, нашему старшему брату, - писал Мицкевич, - честь, братское отношение и помощь в стремлении к его вечным и временным целям. Равные права во всем!» Я спросил таксиста, что думают сегодня поляки о полном исчезновении еврейской общины, сыгравшей важную роль в их истории. «Вы должны понять, - ответил он, - что прежняя Польша ушла навеки. После 1945 года мы должны были начать все сначала. И мы должны были сделать так еще раз, когда ушли русские. Сегодня мы, поляки, - другой народ. Даже наши границы совсем иные. Конечно, мы унаследовали какие-то воспоминания и некоторые традиции прошлого, но мы чувствуем, что в действительности все это не наше. В далеком будущем мы будем рассказывать истории о давних временах, когда среди нас жили евреи. Но это будет похоже на сказки, которые другие народы рассказывают детям о людоедах, великанах и феях».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.