Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Ингушетия часть Кавказа - Страница 5

Обеспечить переселенцев, конечно, нельзя иначе как близостью наших войск и укреплений по крайней мере до такой степени, чтобы в случае нападения значительных скопищ помощь с нашей стороны могла поспевать через несколько часов. Так как это условие весьма ограничивает пространство, на котором могут быть водворяемы переселенцы, то само собою разумеется, что последним в настоящее время нельзя дать много простору. Заметим при том, что теперь выходцы из гор, находясь на крайней степени нищеты, могут заниматься земледелием и скотоводством только в самых ограниченных размерах и, следовательно, не нуждаются еще в большом количестве земли. Эта потребность будет развиваться в них по мере улучшения их хозяйственного быта, и вместе с тем по мере успокоения целого края для нас будет открываться возможность наделять их большим количеством угодий.

При отводе на плоскости земли покорным или вновь покоряющимся жителям целого племени Нахче (это есть туземное название для всех единоплеменных обществ, живущих на правом берегу Терека до Андийского хребта: ичкеринцы, мичиковцы, чеченцы, карабулаки, галгаевцы, галашевцы, ингуши, назрановцы и прочие. Суть только подразделения, которые все подходят под это общее наименование) должно внушать в жителях убеждение, что земля эта составляет в настоящее время исключительную собственность правительства и что по благоусмотрению его дается она им во владение в виде милости, которую могут сохранить они только неизменною покорностью. В противном случае в ряде неразрешимых затруднений, которые сделают совершенно невозможными все распоряжения, клонящиеся к благоустройству края. Действительно, если при поселении жителей принимать в соображение их прежние права на землевладение, то, конечно, прежде всего, должно привести в ясность эти права, но, если есть к тому малейшая возможность, в отношении к народу, где никогда не было тени гражданского порядка, где каждый жил там, где ему вздумалось. Известно, что еще до общего восстания в Чечне в 1840 году не только отдельные люди, но даже целые аулы беспрестанно меняли места своего жительства. Который же момент из этих беспрерывных переселений приемлем в виде основного? При том обширное пространство плоскости отведено уже теперь во владение учрежденного с тех пор 1-го Сунженского казачьего полка; таковое же пространство предназначается к отдаче вновь учрежденному 2-му Сунженскому полку.

Как вознаградить туземцев, живуш;их на этом пространстве? Разумеется, нельзя иначе, как отдав им землю, принадлежавшую в прежнее время другим владельцам. Но в таковом случае не подадим ли мы повода к обш;ему ропоту, не заставим ли туземцев усомниться в нашем беспристрастии, придавая вид законности правам одних и нарушая права других? Очевидно, что нет другого средства избегнуть этих затруднений, как неуклонно держась правила: отвергать все требования земли, основанные не на настоящем, а на мнимом праве давности.

Это полновластие правительства в раздаче земель должно быть, хотя с некоторыми ограничениями, приложено к назначению пределов поселения целых обществ, хотя, конечно, раздробление племени «нахче» на отдельные общества существует уже с давних времен, поддерживаемое взаимными обидами и кровомщением, но при тождестве языка, обычаев и понятий раздробление это никогда не имело политического характера, и потому границы общества никогда не были резко обозначены. Так, на примере известно, что до 1840 года на левом берегу Фортанги между карабулакскими аулами находились два чисто чеченские: Х-Цонтеров и Бачи Нозгороев. Родственные связи сближали и сближают жителей, несмотря на раздельность обществ. Отсюда легко вывести заключение, что раздельность туземного народонаселения на общества не может стеснять нас при временном поселении выходцев на плоскости.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.