Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Иоанн Евгеник - Страница 6

Неизвестно, сколько лет пробыл Иоанн в Мистре (как считает М. М. Бандиленко, около 10 лет). Тогда если учитывать, сколько лет он мог обучаться в Константинополе, то к Плифону Иоанн должен был приехать в конце 1410-х гг. Одним из его главных друзей был Виссарион (Никейский), будущий глава униатской партии. Известно, что Виссарион оказался в Мистре после 1425 г. Поэтому естественно предположить, что Иоанн провел в Мистре еще несколько лет после 1425 г. и вернулся в столицу в конце 20-х гг.

' Цит. по: Амвросий (Погодин) 1963. С. 21. 4bid. С. 22.

“Медведев 1973. С. 99.

О деятельности Иоанна в пелопоннесское десятилетие известно немного. В Мистру он был привлечен обаянием Плифона, к которому I охранил любовь и уважение на всю жизнь. До нас дошло только одно письмо Иоанна своему наставнику, написанное после возвращения в Константинополь в 1439 г.‘: «О, наилучший для меня из всех мужей и иоистину мудрейший!» — так начинает Иоанн свое письмо. «Ты же, о достойнейший, являющий нам свою отеческую любовь и привязанность, молись за нас, — пишет Иоанн в этом письме. — Добавь и другую милость... удостой нас твоих мудрейших писем, кратких, по твоему Обыкновению, и лаконичных, и героических более, чем письма величайших древних мудрецов». Переписка Плифона с Иоанном Евгеником Гіыла, по-видимому, чем-то обыкновенным.

В 20-е гг. в Мистре завязались и другие контакты, столь важные Д.1И1 Иоанна в последующие годы. Здесь началась (или же укрепилась) дружба с Георгием Схоларием, которому посвящена четверть всей изве-сгиой переписки Иоанна Евгеника: 8 из дошедших до нас 32 писем. Иоанн I Г),дизился и с политической элитой Пелопоннеса. Именно дружба с морейскими деспотами (Димитрием, Феодором И, Константином) позвонит ему в последующие годы возвращаться на Пелопоннес, когда кон-1 гдитинопольское правительство будет придерживаться униатских по-1ИЦИЙ. Помимо самих деспотов, среди друзей Иоанна были такие морей-I кие сановники, как Алексей Ласкарь Филантропин (позднее ставший соратником Виссариона Никейского в деле унии и приближенным Константина XI), Иоанн Франгопул, месадзон деспота Феодора II и др.

Хотя мы и не знаем точных дат пребывания Иоанна Евгеника на I К'лопоннесе, а также конкретных событий, происходивших с ним в то иремя, одно все же очевидно — помимо продолжения своего образовании в школе Плифона Иоанн устанавливает со многими лицами такие контакты, которые сохранит на всю жизнь. Он настолько врос в почву Пелопоннеса, что в дальнейшем неоднократно туда возвращался. I Іелопоннес стал его второй родиной, где, вероятно, Иоанн Евгеник и ывершил свою земную жизнь.

С возвращением Иоанна Евгеника из Пелопоннеса в Константинополь началась его карьера церковного чиновника и политика. С одной 1' гороны, она была обеспечена самим его происхождением из константи-' Л(і(іяроі; 1912. S. 154—155. М. М. Бандиленко датирует его временем «после 1446» (Іііііідйленко 2000. С. 36). Скорее всего, оно написано раньше. Евгеник пишет Плифону и I Константинополя не после своей высылки из столицы на Пелопоннес, а до нее, так как о Флорентийской унии — «общем для всех христиан горе и несчастье» — говорит-гн как о недавнем деле.

Нопольской церковной и интеллектуальной среды, с другой — пребывание на Пелопоннесе ввело его в круг лиц, которые будут реально определять церковную и светскую политику Византии середины XV в. Возможно, что именно какие-то из морейских контактов привели Евгеника на службу в Константинополь. По крайней мере, Иоанн по возвращении в столицу сразу же оказался на весьма высокой должности номофилака. Это третья по значению должность в патриаршей канцелярии, и занимавшие ее лица имели право входа к императору с докладом. Неизвестно, когда Иоанн Евгеник занял эту должность и кто ему в этом способствовал.

Возможно, Иоанн Евгеник не занимал должностей, кроме должности номофилака, хотя ряд гимнографических произведений подписан его именем в качестве хартофилака, иеродиакона (или философа). Можно предположить, что «хартофилак» является ошибочным прочтением слова «номофилак», «иеродиакон» — свидетельством его возможного пострига. Но и это маловероятно, так как в своих поздних рукописях сам Иоанн так себя не называет. Скорее всего, переписчики просто ошиблись. Что касается наименования «философ», то оно, по-видимому, лишь указывает на его ученость и, возможно, на преподавательскую деятельность. Все это не отменяет главного факта: большую часть своей карьеры Иоанн Евгеник оставался в сане диакона и в должности номофилака. Одновременно с исполнением чиновничьих обязанностей Иоанн занимался преподаванием (обычным делом для византийских интеллектуалов того времени). Из его учеников середины 30-х гг. мы знаем уже упоминавшегося Иоанна Тортелли.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.