Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Исторические исследования: материалы II Междунар. науч. конф - Страница 10

В последний раз нормы Соборного уложения, посвященные охране царской особы, применялись во время суда над декабристами.

После завершения смуты и воцарения династии Романовых охрана царского двора и Кремля была вверена стрельцам; на торжественных приемах присутствовали рынды в белых кафтанах и шапках из рысьего меха; на плечах они держали серебряные топорики.

При Алексее Михайловиче из стрелецкого войска были выделены особые московские стрельцы, которым были поручены охрана Московского Кремля и сопровождение царя во время его выездов. Московские стрельцы постоянно жили в городе. Они получали жалованье (3—5 рублей в год), снабжались зерном и сукном на кафтаны. Стрелецкие командиры были дворянами, они получали доход от поместий и денежное жалованье (10—16 рублей в год). Несмотря на то, что жалованье московских стрельцов было гораздо выше, чем у обычных стрельцов, им в свободное от службы время разрешалось заниматься ремеслом и торговлей [5, с. 31].

Каждый стрелецкий «разряд» (полк) имел свой цвет форменных кафтанов. Выглядели стрельцы нарядно: их кафтаны украшались галунами, сапоги полагалось носить красные или ярко-желтые, бархатная шапка была оторочена мехом. Рядовые стрельцы были вооружены пищалями, командиры — саблями и пистолетами. Стрельцы, сопровождавшие царя во время его выездов, имели секиры и палки, которыми они отгоняли зевак от царской кареты.

Кроме стрельцов, царя во время выездов сопровождали стряпчие, которые носили перед ним знаки царской власти, а при необходимости (например, в военном походе) — и оружие [4, с. 28].

Численность московских стрельцов быстро росла; к 1681 г. их насчитывалось 22 тысячи. Стрелецкий караул, охранявший Государев двор1 в Кремле, заступал на сутки в количестве 500 человек. У Красного крыльца Грановитой

Государев Двор занимал часть территории Кремля между Троицкой, Тайницкой и Боровицкой башнями и имел собственные стены.

Палаты в караульном помещении размещались 200—300 человек; 200 человек стояли у Красных ворот Государева двора (рядом с Боровицкой башней), небольшие группы стрельцов по 5—12 человек располагались на Казенном и Денежном дворах, дворцовых лестницах и у колодца. Это была первая линия охраны государева двора. Вторую линию составляли стрелецкие караулы у всех проездных башен Кремля. Так, проезд в Спасской башне охраняли 30 стрельцов, в Боровицкой — 10, в Кутафьей — 5. Стрелецкие караулы возглавлялись головами (полковниками), общее руководство караульной службой осуществлял глава Стрелецкого приказа.

Правовая база охраны российского монарха в начале XVIII в. получила дальнейшее развитие. Продолжавшие действовать нормы Соборного Уложения были конкретизированы в 1715 г. в военно-уголовном кодексе — Артикуле Воинском. В толковании к Артикулу 20 было сказано, что царь — это «самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен. Но силу и власть имеет свои государства и земли, яко христианский государь, по своей воле и благомнению управлять». Столь же высокий правовой статус имела царская семья — жена и дети. Согласно тому же Артикулу 20, непристойные и хулительные речи в отношении царя карались отсечением головы; Артикул 19 гласил, что бунт против царя, насилие в его отношении, а также замысел «помянутое величество полонить или убить» влекли за собой четвертование не только самих преступников, но и их сообщников и советчиков; их имущество конфисковывалось [1, с. 165].

В том же Артикуле Воинском был закреплен правовой статус часового. Всякий, кого окликал часовой, должен был его «пристойным образом почитать и... учтиво отвечать». После двукратного окрика с предупреждением часовой, не получивший ответа, имел право стрелять. Офицер, оскорбивший часового, должен был быть разжалован в рядовые; рядовой подвергался наказанию шпицрутенами. Напавший на часового или обнаживший шпагу в его присутствии подлежал аркебузированию (т. е. расстрелу). Большие требования предъявлялись и к самому часовому. За вызывающее поведение он наказывался «гонянием шпицрутен», а если забывал данный ему пароль, «тогда по обстоятельству и состоянию дела на теле наказан, или чести и живота лишен будет».

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.