Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История тангутского государства - Страница 11

Этноним «тангуты», под которым население Си Ся известно в русской и европейской литературе, по своему происхождению связан или с самоназванием тибетцев [Bailey, 1941. Р. 599-605], или с китайским названием племен северо-восточного Тибета — дансян [ТФ. Кн. 1. С. 74; Poucha. S. 285], названием, вероятно, уходящим в глубь веков и имеющим автохтонное происхождение [Stein, 1961. Р. 32,40,48].

Этноним «тангуты» употреблялся у центральноазиатских народов — древних тюрок, монголов [Малов, 1959. С. 16, 20] для обозначения родственных тибетских и дансянских (тангутских) племен.

2. Каменный город — строки 1, 2, 3, 4 «Гимна» были в свое время детальнее разобраны Н. А. Невским. Под Каменным городом Н. А. Невский понимал город Хара-Хото, расположенный в устье реки Эдзин-Гол, на северной границе тангутского государства [ТФ. Кн. 1. С. 40]. Однако Р. А. Штейн считает, что Каменный город — это Шичэн (буквально «каменный город»), находившийся в свое время в районе между реками Синин и Хуанхэ [Stein, 1951. Р. 229-230]. Трактовка этих трех строк «Гимна», данная Р. А. Штейном, кажется нам более убедительной, о чем подробнее будет сказано в следующих комментариях.

3. Черноголовые — одно из наименований тангутов, обычно употребляется в сочетании с «краснолицыми» [ТФ. Кн. 1. С. 36-37; Нисида Тацуо, 1964-1966. С. 170]. Кроме словосочетания, указанного в «Гимне», понятие «черноголовые» передается также другими словами, одинаковыми по смыслу («голова» и «черный»), но звучащими иначе: лиу мур и записываемыми, соответственно, другими знаками [ТФ. Кн. 1. С. 51. Табл. 16]. В словаре «Море письмен» мы встречаем упоминание о прародителе, «отце черноголовых» [с. 336] по имени мбух [написание знака см.: ТФ. Кн. 1. С. 51. Табл. 17]. Кроме того, в этом же словаре сохранилось упоминание об одном из его сыновей по имени гух [с. 106] Черноголовые известны нам и из тибетских источников, где рассказывается о том, что 18 яиц были источником «появления на свет черноголовых людей Тибета» [Stein, 1961. Р. 22]. Н. А. Невский полагал, что слова «черноголовые» и «краснолицые» были «синонимическими выражениями, употреблявшимися в значении тангутского народа в целом» [ТФ. Кн. 1. С. 37]. Думается, что исторически, как и полагал Н. А. Невский, «это было популярным наименованием каких-то двух основных племен тангутского народа, образовавших свое государство» [там же. С. 37]. В пользу этого предположения, как нам кажется, говорит упоминание о прародителе, «отце черноголовых», и только их, а также упоминание об одном из его сыновей.

4. На берегу реки Цзон — в переводе Н. А. Невского «на берегу вод пустыни». Под водами пустыни Н. А. Невский понимал реку Эдзин-Гол. Р. А. Штейн позднее предложил считать знак «пустыня» употребленным здесь фонетически и полагал, что в тексте имеется в виду не река Эдзин-Гол, а река Цзуншуй, в районе озера Кукунор, обозначенная между городами Шичэн (Каменный город) и Цзунгэ на китайской карте этого района, относящейся к династии Мин, но отражающей еще более ранние сведения. «Это река Tson долины Tson-ka, перед которой расположен Шичэн, или “город из камня”, точно соответствует реке Tson, на берегу которой находится Шичэн из стихотворения Си Ся» [Stein, 1951. Р. 229-230]. Нам кажется, что локализация страны «длинных тангутов» в районе к западу от Гумбум, в Tson-ka, предложенная Р. А. Штейном, поскольку речь идет о предках тангутов, а не о более позднем периоде тангутского государства Си Ся (982-1227), более приемлема и предпочтительна. Из китайских источников хорошо известно, что дансянские (тангут-ские) племена действительно заселяли этот район, и поэтому предлагаемый перевод этих строк «Гимна» выполнен на основании толкования, данного в свое время Р. А. Штейном.

5. Краснолицые —¦ как уже указывалось в комментарии 3, одно из наименований тангутов, встречающееся в парном сочетании: «краснолицые и черноголовые». Кроме того, оно передавалось также словами лхе ших [письменные знаки см.: ТФ. Кн. 1. С. 51. Табл. 16] ирзахЩ± «краснолицые», «название людей с красными лицами» [Море письмен, строка 24а] и неЩк «краснолицые», «название краснолицых» [Море письмен, строка 68а]. Н. А. Невский полагал, что данное название происходит от известного по китайским источникам обычая древних тибетцев мазать лица красной краской [ТФ. Кн. 1. С. 36-37]. Тибетские женщины еще до недавнего времени мазали лица темно-коричневым составом [Цыбиков, 1919. С. 162]. Постоянное, бесспорно, образно-поэтическое в эпоху Си Ся наименование тангутов «черноголовыми» и «краснолицыми» предполагало, по-видимому, разделение древних предков тангутов на две какие-то группы — разделение, происхождение и характер которого предстоит еще выяснить.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru