Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История тангутского государства - Страница 4

Тангутская правящая верхушка, а возможно, и значительная часть тангутов к началу XI в. по вероисповеданию также были буддистами. Так, на западе современного Китая образовался новый уйгурско-тангутский буддийский анклав, который и политически, и в военном отношении, и идеологически преградил в этом регионе путь распространению ислама на восток. В основании и уйгурского, и тангутского буддизма находился буддизм, характерный для западных районов танского Китая.

Став государствообразующим этносом, тангуты должны были сформировать государственный аппарат управления, организовать боеспособную армию, обеспечить делопроизводство и обслуживание религиозных нужд своего населения на родном языке. С этой целью в 1036 г. была введена в употребление оригинальная тангутская письменность, сформирован государственный аппарат, ориентированный на китайские образцы, с 1038 г. под наблюдением государства был начат перевод буддийского канона на тангутский язык.

Реально в государстве Великое Ся (так государство было названо первым тангутским императором Юань-хао в 1039 г.) государственными языками, скорее всего, были и тангутский, и китайский. У нас нет прямых доказательств на этот счет, но судя по многим косвенным свидетельствам, такова была реальная действительность. В пользу мнения об ограниченном использовании китайского языка может служить только то, что большая часть хозяйственных и иных документов, дошедших до наших дней, написана на тангутском языке.

Однако мы точно знаем, что языками религии были признаны три языка: тангутский, китайский и тибетский. Из некоторых китайских источников известно, что уйгурские монахи на первых порах помогали делать переводы буддийского канона с китайского на тангутский язык. Но конкретных текстов, в которых было бы отражено уйгурское участие, пока не обнаружено. Это можно объяснить тем, что уйгуры, начавшие переводческую деятельность несколько раньше, были сами заняты переводами китайского канона на родной язык.

В период расцвета тангутское государство могло иметь до пяти миллионов населения, включавшего четыре основные народности — тангутов, китайцев, тибетцев и уйгуров, и некоторые другие небольшие по численности этнические группы, о которых у нас нет достаточных сведений. Тангутское государство сложилось примерно через сто лет после образования на севере Китая государства киданей Ляо. Кидани в целом поддерживали тангутов против Китая, а тангуты следовали киданьскому примеру в создании своего письма, а не заимствовании китайского. Как полагают исследователи истории киданьского государство Ляо, «национальный вопрос» в Ляо был решен таким образом, что кидани и китайцы жили по своим собственным обычаям и законам, имело место известное «сосуществование» (симбиоз) господствующего, но немногочисленного киданьского этноса и составлявшего большинство населения государства китайского этноса. Не совсем ясно, каково было положение бохайцев, в прошлом государствообразующего этноса в уничтоженном киданями государстве Бохай.

В тангутском государстве, помимо господствовавшего тангутского этноса, три других крупных этноса имели этническую базу за пределами Великого Ся, и это требовало особого порядка решения межэтнических отношений. В Великом Ся была выработана практика равенства этносов. Тангутское законодательство не предусматривало никаких исключительных прав или поражения в правах, исходя из этнической принадлежности. В системе управления и в армии старшим считался тот, кто был старше по должности и рангу, независимо от его этнической принадлежности. В единственном случае, когда требовалось установить старшего, а тангут и нетангут имели одинаковый чин, старшим должен был быть признан тангут. Китайцы имели стабильное положение советников, а затем и брачных партнеров династии, соседние уйгуры имели преимущества в торговле с Ся, а уйгуры, проживавшие в Ся, легко могли переходить через государственную границу между Ся и Кочо. Тибетцы, если и жили несколько обособленно своими буддийскими общинами, на деле поддерживали активные связи с тибетскими буддийскими общинами Амдо и Кама, а также, вероятно, и Центрального Тибета. Тангутское право выделяло тангутские, китайские, смешанные тангутско-китайские и тибетские буддийские общины. Не упоминается наличие смешанных тангутско-тибетских общин и общин уйгурских. И хотя со второй половины XII в. тангутский буддизм уделял все большее внимание буддизму тибетскому, проблемой для тангутов стала китаиза-ция, а не слияние с тибетцами или уйгурами. Тангуты не смогли или не захотели пойти по тому пути, по которому пошли их соседи — чжурчжэни в государстве Цзинь. В Цзинь были введены этнические сословия, и чжурчжэни получили особые права. Чуть позже опыт Цзинь в полную меру использовали монголы. В Ся с середины XII в. китаизировалась династия, император Жэнь-сяо был полукитайцем, его дети от императрицы До — на 3/4 китайцами. Стало обычным явлением двуязычие. Утверждалось отношение к традиционной китайской культуре во многом как к «своей». Это было характерно для элиты тангутского этноса. Другие этносы воспринимали элементы тангутской культуры. Существовала некая общая культура — культура тангутского государства Великое Ся, которая отличалась от культур ведущих этносов государства.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru