Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История тангутского государства - Страница 6

Итак, по нашему мнению, значительная часть населения области была обращена в ислам по приказу правившего областью Тангут принца Ананда. Та группа китайцев-мусульман, которая ныне населяет Нинся — мусульманский автономный район и сопредельные районы провинции Ганьсу — в значительной мере сформировалась из остатков населения бывшего тангутского государства Ся. Оно состояло, возможно, из незначительного количества мусульман, пришедших в этот регион еще при династии Тан и мусульман — выходцев из Средней Азии и других стран Ближнего Востока, которых забросили сюда монгольские завоевания и надежды устроить новую жизнь. Это были коренные или старые мусульмане. Новые мусульмане были обращены в ислам по принуждению (прямому и, вероятно, экономическому). Прежде всего военнослужащие юаньской армии местных гарнизонов и местные жители, которых, если верить Рашид-ад-дину, «толпами» загоняли в ислам. Этнический состав такой толпы был многообразен, но по логике вещей он состоял преимущественно из тангутов, китайцев и уйгуров. Для тангутов переход в новую этноконфес-сиональную общность, в которой религией был ислам, а языком общения — китайский, означал утрату своего этноса. Поскольку это касалось основного ядра тангутского этноса, сложившегося в годы существования тангутского государства, то это означало и его гибель. С утратой буддизма стала ненужной и своя письменность. Буддийский канон заменил Коран. Родной язык мог сохраняться как язык внутрисемейного общения и постепенно выходил из употребления. Смена религии привела к смене одежды и образа жизни, жизненных установок и идеалов. Остатки тангутского этноса стали на территории своего бывшего государства китайцами-мусульманами. Те же, кто попал в Китай, — просто китайцами.

Объективности ради следует сказать, что китайские историки династии Юань не признавали такого развития событий прежде всего потому, что они не знали текста Рашид-ад-дина. Не согласны с этим и представители китайцев-мусульман данного региона, которые стараются увязать свое происхождение со Средней Азией и Ближним Востоком. А некоторые из них возводят свое происхождение даже к окружению пророка Мухаммеда. Только они затрудняются с ответом на вопрос, где они были с X по XIII в. включительно, почему не упоминаются в китайских сведениях о государстве Ся и в тангутских документах, в частности в кодексе Ся, и отчего их сразу стало так много с XIV в.?

Е. И. Кычанов

РАЗДЕЛ I

ИСТОРИЯ

ТАНГУТСКОГО

ГОСУДАРСТВА

ТАНГУТСКИЙ МИФ О БЕЛОМ ЖУРАВЛЕ И СОЛНЦЕБЕДРОЙ ДЕВУШКЕ

В некоторых сочинениях на мертвом тангутском (Си Ся) языке сохранились упоминания о сотворении мира. По этим упоминаниям, первоначально была пустота, где зародился камень, преобразовавшийся затем в гору, которая, вырастая, разделила небо и землю. Затем появились солнце и луна, начали чередоваться свет и мрак, тепло и холод, определились верх и низ, левая и правая стороны и т. д.1

Дополнительные материалы о происхождении мира мы обнаруживаем в тангутской «Большой оде», опубликованной в 1185 г. В ней чередуются изложение мифа, отсылки к реалиям тангутского государства конца XII в., хвала государям правящей династии и их предкам. В тексте много архаичной лексики, и она трудна для перевода. Непосредственно к повествованию о Белом журавле и Солнцебедрой девушке относятся следующие строки оды:

Под твердью Небесной Белый журавль Ндон, черно-глупый...

Солнцебедрая девушка [по имени]...2 забавлялась,

С луноликим западным смелым сыном играла.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.

     

    Www.istmira.ru