Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

История Турции - Страница 10

Из всех держав, причастных к новому ближневосточному кризису, наибольшее значение, наряду с Англией, имела Россия. Позиции, приобретенные ею по Адрианопольскому и Ун-кяр-Искелесийскому договорам, близость ее вооруженных сил к зоне конфликта, права, которые имела Россі^я как гарант целостности Турции и сохранности османской династии, придавали особое значение русской политике в турецко-египетском конфликте.

Как указывалось, в правительственных кругах западных держав господствовало мнение, что в случае конфликта между Махмудом II и Мухаммедом Али Россия, опираясь на Ункяр-Искелесийский договор, обязательно поддержит султана. Факты показали полную беспочвенность этого мнения.

Политика России в новом турецко-египетском конфликте с самого его возникновения находит свое разъяснение в директиве, данной лично Николаем I А. О. Дюгамелю на аудиенции в Красном Селе в октябре 1833 г., незадолга до выезда последнего в Египет в качестве русского генерального консула. Николай I сказал Дюгамелю: «Я желаю, чтобы Россия имела влияние на Египет; по своему географическому положению и могуществу она должна иметь силу на всем Востоке. Хотя я вовсе не желаю разыгрывать из себя посредника между султаном и его могущественным вассалом, тем не менее Вы можете дать понять Мехмету Али, что никто не в состоянии быть ему полезен более меня, лишь бы он не переступал разумных границ. Особенно же дайте ему понять, что я лично вовсе в нем не нуждаюсь, но что желаю быть в дружеских отношениях с вассалом, которого сам султан сделал почти независимым. Если с Египтом могут завязаться выгодные для моих подданных тор^говые сношения, то я буду весьма этому рад. Во всяком случае. Вы должны бдительно следить за всеми действиями Мехмета Али. Может быть, вы уже знаете, что он говорит про себя, что он Филипп, и указывает на одного из своих младших сыновей, называя его Александром. Ну, так не следует допускать, чтобы из тех мест мог появиться Александр» (17, с. 62—63].^^

Уже из приведенной директивы вытекает, что Россия не желала нового конфликта, а тем более войны между султаном и Мухаммедом Дли. В директиве говорится о намерении установить дружеские отношения ’ с египетским пашой, поощрять торговлю между Россией и Египтом, в известных случаях даже оказывать паше поддержку («никто не, в состоянии быть ему полезен более меня»). Но все это при условии, что Мухам-

^3 Николай I остановил свой выбор на Дюгамеле, как на человеке, «на которого можно вполне полагаться». Этими словами подчеркивается значение миссии Дюгамеля [17, с. 62].

14 Имеется в виду знаменитый завоеватель древности Александр Македонский (356—323 гг. до н. э.), сын македонского царя Филиппа II.

19

2*

Мед Али не переступит «разумных границ», т. е., как мы это понимаем, не посягал на сюзеренные права султана и не помышлял о территориальных захватах за его, султана, счет. Николай I рекомендовал Дюгамелю проявлять сдержанность в отношениях с Мухаммедом Али («Я желаю, чтобы перед Мех* метом Али вы не выражали никакой настойчивости») и таким путем приобрести на него влияние [17, с. 62].

Дюгамель, действуя в духе данных ему инструкций, добился значительного успеха. Через два года после его прибытия в Египет, в 1836 г., т. е. в том году, когда отношения между Англией и Францией, с одной стороны, и Мухаммедом Али, с другой,. заметно* ухудшились, Дюгамель в письме графу Орлоэу сообщал, что «Россия не сходит у него (Мухаммеда Али.— А. Н.) с языка», что он «с поспешностью готов ухватиться за все, чтобы только угодить русскому кабинету» [17, с. 72].

Все же правительство России отдавало предпочтение дружественным отношениям с Турциёй. По словам Дюгамеля, «дружественные отношения с Турцией касаются жизненных интересов России». Поэтому она решительно выступала против намерения Мухаммеда Али объявить независимость [17, с. 71].

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.