Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Касимовское ханство - Страница 5

Дамир Мавлявеевич Исхаков, труды которого были использованы при написании данной работы и немало способствовали ее концептуальному обрамлению, помимо этого еще и всячески помогал на длительном пути создания монографии от ее идеи до конечного воплощения в виде напечатанной книги.

Я благодарю Дину Абдулбаровну Мустафину за помопщ в научной корректировке некоторых частей текста будущей монографии.

Назшгшш руководитель моей кандидатской диссертации Игорь Петровггч Ермолаев был тем человеком, который первым предложил мне разрабатывать эту перспективную проблематику.

За всестороннюю помощь я благодарю Ильдуса Котдусовича Загидуллина, без любезной поддержки которого издание вряд ли было бы осуществлено.

Мой хороший друг и коллега, который являлся моим научным консультантом в Гарварде, доктор Дональд Островски безмерно помог мне сориентироваться в том огромном количестве научной литературы по проблеме, которая содержится в библиотеках Гарвардского университета. Кроме того, неформальные беседы с ним в Кембридже помогли мне осознать всю сложность изучаемого периода. Без его научной и просто дружеской поддержки полгода в США не были бы столь приятными.

Хотелось бы также сказать спасибо тем людям, труды которых помогли мне в формировании моих научных взглядов. Это В. В.Трепавлов, И. В.Зайцев, А. Л. Хорошкевич, С. Ф.Фаизов, Э. Л.Кинан.

ГЛАВА1

ТЕКСТЫ ПРОБЛЕМАТИКИ

Глава посвящена материалам, с помощью которых производится реконструкция исторической действительности. Традиционно они называются источниками и литературой. На мой взгляд, в свете так называемого «хаоса постмодернизма» правильнее говорить и об источниках и о литературе как о текстах. Поясню почему. При работе над новым историческим нарративом историк Опирается на первичные тексты (источники) и вторичные (литература). Предполагается, что первичные тексты более приближены к историчесйШ реальности (то есть через них «лучше видно», что было на самом деле), так как они свободнее от наслоений, связанных с личностью исследователя, его психологией, габитусом и т. д. Совокупность теорий, связанных в основном с лигЕпвистикой (принципы «дискурсивных практик», в целом теория дискурса, постструктуральный анализ и т. д.), привела в последнее время к пониманию того, что любой текст, даже документальный, также зависит от внещних формирующих его условий, как и литература (не говоря уже об источниках повествовательных, например, мемуарах, которые пО степени «правдивости» могут соперничать с любой художественной литературой). Поэтому ийцакой принципиальной разницы между неточникдми и литературой, на мой взгляд, не существует, и они в тдаве рассматриваются просто как тексты.

Выделение материала, характеризующего привлеченные к исследованию тексты, в отдельную главу объясняется следующими причинами. Во-первых, специфичностью источниковой основы исследования — многие источники носят косвенный характер по отношению к истории Касимовского ханства, и поэтому круг привлеченных к работе материалов чрезвычайно широк и разнопланов. Во-вторых, «белые пятна», которые в силу объективных причин оставляло ис-тОчниковое обеспечение работы, нередко приходилось «закрывать» (реконструировать историческую действительность) с помощью большого объема исследовательской литературы, выщедшей в разное время по различным проблемам. Таким образом, спйсоі^ использованной литературы также немалый. Монографии, привлекавшиеся к исследованию, составили три разные группы, каждая из которых требовала индивидуального подхода.

Относительно методологии, на основе которой строилось исследование, замечу следующее. Вышеупомянутый «хаос постмодернизма», надолго поселившийся в умах многих историков (и особенно российских), в последнее время стал понемногу улегаться, и в отно-

Глава 1. Тексты проблематики

Шении К текстам стал наблюдаться более взвешенный и спокойный подход. В частности, стало совершенно ясно, что методические приемы, работающие для источников XIX и особенно XX вв., зачастую неприменимы в отношении средневековых текстов по целому ряду причин. Наиболее очевидная из них — это несопоставимые объемы сохранившихся первичных текстов по средним векам и по периоду с начала XIX в. В силу этого историку-медиевисту невозможно «играть» с текстами, привлекая к исследованию черновики, различные прото - и посттексты. В такой ситуации приходится признать, что либо ты в целом доверяешь информации источников, либо отказываешься от попыток исторической реконструкции вообще. Поэтому методологию, на основе которой написана данная книга, автор определяет как неопозитивизм.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.