Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Кругосветное плавание - Страница 5

Действительно, везунчик, у которого каждое лыко в строку... Однако лыко лыком и строка строкой, но вряд ли у Ли-сянского все сложилось бы столь удачно, если бы он мучительными раздумьями и тяжелой практикой не сумел самостоятельно отыскать «красную нить» своей жизни. Его мало волновали формальное лидерство, престиж и сопутствующие им чины и награды; он счастливо не знал, что такое зависть. А вот свобода действий, воля морских пространств... Ведь из Петербурга невозможны были ежедневные подсказки о том, как действовать в той или иной ситуации. Да и что оттуда могли подсказать? Каким галсом миновать рифы и мели, в каком порту встать на ремонт, для пополнения запасов продовольствия или пресной воды, каким образом отбиться от охотников легкой наживы? Все-таки флотский порядок на корабле — это одно, а ежеминутное чиновничье вмешательство в дела профессионалов или указующий сановный перст — совершенно другое. Может быть, в выборе нашим героем своей судьбы не последнюю роль сыграло его стремление самостоятельно вершить задуманное, а если шире — извечное стремление россиянина к свободе, почему-то часто оборачивающееся плохо определяемой волей.

Если же, пусть и относительно (только в плавании) свободный человек еще и любознателен, обладает аналитическим складом ума и достаточно отважен, то как ему отказаться от возможности испытать удачу, хотя бы и с риском для жизни, не попытаться отыскать невиданное и небывалое. Ведь именно в этом он видит не просто возможность удовлетворить за казенный счет собственное любопытство, но и честно выполнить свой долг перед Отечеством, именно и только этим успокаивается его совесть.

В 16 лет став офицером, Юрий Лисянский рано сформировался и как моряк, и как личность. Он сохранил мальчишескую тягу к путешествиям, добавив к ней редкую целеустремленность, энергию в достижении задуманного, умение концентрироваться на главном. Обязательно следует упомянуть и то, что Юрий Федорович являлся подлинным офице-ром-интеллигентом: знал иностранные языки, владел пером, был наблюдателен, умел объективно оценивать увиденное, не торопясь возносить или хаять чужеземные порядки, интересовался новинками специальной литературы и, как мы уже отмечали, уважительно относился к подчиненным.

Кажется, самое время вновь вернуться к теме первенства и приоритета. Золотые буквы в скрижалях Истории — вещь необычайно почетная и столь же привлекательная. Не будем кривить душой, наш герой не мог не думать о суде и оценках потомков. И хотя место, занятое его скромной персоной в начальственных рапортах и отчетах, Юрия Федоровича не слишком волновало, однако чувство, характерное для первооткрывателя, пионера, будоражило кровь, заставляло ощущать сладкий вкус победы над сомнениями и страхами, безгранично верить в собственные силы, чтобы вновь, с еще большей уверенностью стремиться к новым испытаниям. Зачем ему это было нужно? Да хотя бы для того, чтобы иметь возможность поздравлять свой экипаж с тем, что они первыми из россиян пересекли меридиан мыса Горн и перешли из Атлантического в Тихий океан. Или первым составить точную «Карту Российских владений в Северо-западной части Америки». А как это должно быть волнующе приятно, когда твоим именем, по решению всей команды корабля, называют пусть и необитаемый, но до этого неизвестный остров в Тихом океане. И разве так уж важно, что ныне эта земля принадлежит США, она ведь все равно осталась островом Лисянского.

Какой запас оптимизма, уверенности в себе и спортивного азарта надо иметь, чтобы под конец уникального и выматывающего плавания решиться на установление мирового рекорда для парусных судов и дойти от Китая до Англии без единой остановки и захода в порты! В этом решении вновь видна неуемная натура Юрия Федоровича: кто, если не мы? Неужто упустим такой шанс? Выпадет ли он когда-либо еще? И ведь дошли до Портсмута без остановок, как и планировали, впрочем, кто бы сомневался... Три полных года плавания вокруг света под парусами, три года, наполненных не только тяжкими трудами, разного рода опасностями, но и щекочущим самолюбие, наполняющим гордостью за четно выполненную работу ощущением первенства. Чтобы больше к этому не возвращаться, вспомним только уникальные вещи, сотворенные в этом плавании «Невой». Она первой закончила российскую «кругосветку» («Надежда» Крузенштерна пришла в Петербург заметно позже). «Нева» стала первым кораблем России, пересекшим меридиан мыса Горн и посетившим остров Пасхи с его загадочными каменными исполинами. Она проложила надежный маршрут из Кронштадта в Русскую Америку, а в ходе его прокладки отыскала неизвестный остров в Тихом океане и установила своеобразный рекорд безостановочного перехода от Кантона в Портсмут.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.