Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Кругосветное плавание - Страница 7

Собрав все свои сбережения и заняв денег у жены, Юрий Федорович все-таки сумел выпустить в свет записки, обошедшиеся ему в фантастическую по тем временам сумму: 18 500 рублей.

На Родине сочинение мореплавателя встретило более чем холодный прием, во всяком случае, разошлись лишь немногим более 200 экземпляров этой интересной и познавательной книги, снабженной к тому же иллюстрациями и тщательно выполненными самим Лисянским картами (см. атлас). (Кстати, с записками Крузенштерна обстояло не лучше; другими словами, дело здесь отнюдь не в авторском слоге и не в манере изложения.)

Не привыкший сдаваться ни при каких обстоятельствах, Лисянский собственноручно перевел записки на английский язык, и знающие толк в морских путешествиях островитяне за две недели раскупили половину тиража книги.

Значило ли это, что правы были глава российского Морского ведомства адмирал Чичагов и посол в Англии Воронцов, считавшие, что Россия еще не доросла до кругосветных путешествий, а потому они ей противопоказаны? Может быть, и так, но не стоит забывать банальную истину, гласящую, что если не плыть, то уж точно никуда не доплывешь. Если бы И. Ф. Крузенштерн и Ю. Ф. Лисянский не совершили первой российской «кругосветки», то кто знает, остались бы в истории и прославили бы российский флаг Беллинсгаузен и Лазарев, Головнин, Истомин, Нахимов и десятки, если не сотни их последователей.

Тяга к путешествиям — вещь необычайная, но нуждающаяся в постоянной подпитке, постоянном живом примере, который должен стоять перед глазами или сделать отметку в памяти. Только тогда она передается как эстафета от одного поколения к другому. И только тогда становится совершенно неважным, чем заполнил остаток дней человек, прославивший Отечество своими подвигами на суше или на море.

Для нас, потомков, интереснее то, что он сумел совершить впервые в истории человечества или собственной страны, а затем... затем он чаще всего превращается в среднестатистического гражданина.

После выхода в отставку Ю. Ф. Лисянский прожил еще почти 30 лет. В эти годы он знавал и счастливые мгновения, и печальные дни, но это уже другая история, носящая сугубо частный характер и волнующая дотошных биографов Юрия Федоровича, а не восторженных летописцев его экспедиции.

23 февраля 1837 г., на следующий день после кончины нашего героя, в газетах появился некролог, в котором был назван его чин, аккуратно перечислены заслуги перед страной, а в завершение он был поименован «сопутником адмирала Крузенштерна». Почему-то думается, что автор или авторы некролога вовсе не пытались принизить роль Лисянского, да и самого Юрия Федоровича такая оценка его личности не покоробила бы и тем более не оскорбила.

За все годы, прошедшие с момента их «кругосветки», он ни разу не пытался мериться заслугами со своим однокашником, сотоварищем и сопутником по кругосветному плаванию или отстаивать свое первенство в тех или иных открытиях. Может быть, действительно был к этому равнодушен, а может быть, оставлял право на оценку суду потомков, который обычно подменяется противоречивыми суждениями историков. Не берясь подсчитывать количество упоминаний фамилий того или иного путешественника в ученых и популяризаторских трудах или количество памятников, установленных в их честь в разных городах России, попытаемся в заключение отметить самое главное.

На могиле Юрия Федоровича Лисянского в Санкт-Петербурге в Александро-Невской лавре на надгробном памятнике положен якорь и укреплены бронзовые плиты с изображением двух сторон медали, выбитой в честь первого российского кругосветного плавания.

Знаменательно, что имя Лисянского сохраняется на картах мира, что потомки помнят этого первооткрывателя, прокладывавшего вместе с другими дороги в будущее. Его именем названы:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.