Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Легенды и предания осетин - Страница 3

' Мифологический словарь. М.. 1991. С. 662.

^ Кочиев К. К. Из истории скотоводческих культов осетин. Фалвара// Известия ЮОНИИ, вып. XXIX. Тбилиси. 1985. С. 160.

^ Абаев В. И. Опыт сравнительного анализа легенд о происхождении Мартов и римлян// Абаев В. И. Избранные труды. Религия. Фольклор. Литература. Владикавказ, 1990. С.302-325.

Ритуала, не связанного с Тутыром, и только в демонологических текстах происходит их встреча. Ее хотят лишить силы. Если ее «метят», тем самым, производя ритуальное действие, то она полноценная участница «ночной драмы» в двух частях. Но есть и третий вариант, ее ударяют, желая предотвратить ее смерть: то есть, ударяя, защищают^.

Исследователи выделяют так называемые «божества стопы» хтонического происхождения, к которым относятся Гефест-Вулкан - Варгон - Велунд. Часто «божества стопы» характеризуются дефектностью ног. Как пишет Вл. А.Семенов, «...во время римских луперкалий зачатию способствует удар ремня - фебруа, который стремятся получить бесплодные женщины от жрецов - волков - лyпepкoв...»^ Если женщина-волчица получает косвенно удар от Курдалагона, то она как «воровка» сближается с одной из девушек-птиц, крадущей золотые яблоки Нартов и также получающей увечье от руки «сына волка». Одним словом, женщина-волчица существует в осетинском фольклоре по принципу «не невеста, но требую свою одежду и получаю «метку» (специально/неспециально) от мужчины (ритуального/неритуального)». Мы сознательно делаем акцент на непонятности некоторых моментов описания рассматриваемого действа, потому что именно эта непонятность обеспечивает загадочность ситуации в наще время, когда подлинная мотивация действий всех участников описываемой драмы лежит далеко не на поверхности, и для нас пока не очевидна. И, как мы увидим из приведенных в конце статьи текстов, не все мужчины, заметившие женщину-волчицу за ее занятием, ударяют ее твердым предметом, «метят» ее, но пометить женщину-волчицу - каноническое действие рассмат - 1

Риваемых демонолопгческих текстов. По поводу предметов, которыми ударяют, можно заметить, что женщина-волчица осетинской демонологии, единственная героиня в «волчьей» шкуре осетинской сказки на сюжет 51ОА АТ, СУС, и римские луперки пользуются мягкими предметами - войлочной плетью, ремнем, а мужчина, ранящий женщину-волчицу в осетинской демонологии - «метит» ее твердым, нередко острым предметом, либо бьет ее рукой.

Приведенные два типа рассказов о женщине-волчице характерны и для иронских и для дигорских текстов, хотя в дигор-ских текстах есть эпизод «валяния в песке» как ритуальный вместо «прохождения через желоб мельницы» в иронских1 2. Мельница - стойкий атрибут почти всех видов демонологических текстов из разных мест, если текст не деградировал до текста просто вампирического характера. В дигорских текстах женщина-волчица/женщины-волчицы вываливались в песке (I прил.); делали себя похожими на волков, затем разбивали окна и двери в летних стоянках, пугали людей’; раздевалась под мельницей, валялась в песке и превращалась в волчицу, бежала к отаре баранов и задирала барана1; женщина подошла к мельнице, разделась, превратилась в волчицу(2 прил.); раздевалась донага, валялась в песке и в таком виде появлялась среди овец’; женщина молола зерно на мельнице, разделась, спрятала свои вещи где-то в мельнице; сама подскочила к ягнятам; убивала; съедала; выпивала кровь”. Всякое поведение, отклоняющееся от нормы, могло вызвать объяснение, что это - женщина-волчица. Рассказчиками приводятся следующие характеристики: пропадала на неделю; зарезала петуха соседки в туалете(3 прил.); у нее смеющийся взгляд; хитрая колдунья; к знахарям обращалась, приносила порчу; наводила порчу(4 прил.); приучила к спиртному другую женщину; лицо в щрамах; крала то отсюда, то оттуда; внешность чем-то отличалась; что-то в белой одежде(5 прил.); превратилась в свинью(6 прил.); дети счастливее других детей. То есть происходят сбои, которые, с другой стороны, неизбежны при длительном и органичном существовании какого-либо сюжета в народной культуре. Более того, благодаря таким отклонениям сохраняется архетипическая сюжетная схема. Нетрадиционным поведением женщины-волчицы является также «душение людей»(7 прил.). Помимо отмеченных, часто встречающихся двух типов быличек, есть текст, в котором женщина-волчица отпугивается ножом (он ставится героем повествования острием верх себе на грудь)(8 прил.) и текст, в котором она ранится ножом (9 прил.).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.