Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Легенды и предания осетин - Страница 6

3)  красавицей всего мира, башня без дверей которой находится за семью горами, проклинающей своих женихов. Юноша выполняет все задания, Ахсар узнает правду, жену оживляет войлочной плетью Красавица всего мира

Мельница является по структуре и семантике сюжета местом, более перспективным для развития действия по сравнению с ямой. Мельница и в волшебной сказке чревата превращением, но в данном случае статусным. По второму сказочному тексту, приведенному для сравнения, видно, что семантически «мельница» маркирует нездоровое состояние девушки/девущек, в первом случае - голод, во втором случае - раненность. Комплиментарность пары или троицы девущек

“Охотник Ахсар. НА СОИГСИ, п. 125, д. 267, л. 125-151, зап. Арчинов А., ир. д.

В осетинском фольклоре проявляется с очевидностью в других сюжетах, в этом же сюжете «зависть старших сестер» становится структурообразующим фактором. Насколько бросается в глаза немотивированность поведения женщины-волчицы бытовыми причинами в текстах осетинской демонологии, настолько же очевидно, что «золушки» осетинской волшебной сказки заботятся лишь о своем физическом выживании. Поэтому главным опорным образом для сравнения этих образов послужил образ мельницы'^. «Мельница» их связывает как начало новой жизни или как надежда на новую жизнь, новое состояние.

Это логично по развитию сюжета, т. к. обувь, которая подходит умершей жене и ее дочерям, но не подходит светлоглазой колдунье, маркирует известный мотив сюжета 510А «Золушки» западноевропейской сказки. Только эпизод примерки обуви в осетинской волшебной сказке относится к светлоглазой колдунье, косвенно обозначает то, что обувь подходит одной из дочерей умершей жены и программирует ее встречу с алдаром, а в западноевропейской волшебной сказке примерка обуви происходит уже после встречи с принцем (имеется в виду литературная сказка Ш. Перро). В осетинской сказке происходит двухэтапный отбор Золушки: 1 .Светлоглазая колдунья *-* умершая мать, ее три дочери;

2. Дочери, которые способны на чудесные действия, а не на демонологические действия женщины-волчицы дочь, способная родить золотокудрых девочку и мальчика. В русской

'’Йеттмар К. Религии Гиндукуша. М., 1986. С.284: «С мельницей связан тайный культ женщин-руи носителей языков шина и бурушаски. Такая женщина «устраивает для оборотней пиршества... в ночь накануне такого пиршества, в то время, как тело ее мирно покоится около ее мужа, она совершает полет над горами и долинами и нападает на какого-либо человека, конем служит сундук или прялка... не смеет касаться проточной воды, если не хочет потерять свою силу» и т. д., в том числе «женщину может превратить в рун ее собственная мать: она заставляет маленькую дочь танцевать на вращающемся в горизонтальной плоскости жернове водяной мельницы...».

Волшебной сказке на сюжет 707 AT, СУС не фигурирует мельница, зато старшие сестры, пытаясь опорочить свою младшую сестру перед мужем, докладывают ему, что она родила не чудесных детей, а щенят или волчат (как женщина-волчица!). «Мельница», таким образом, амбивалентна по своей потенции превращению разных людей. Трех девушек сказки «Царь Салтан» она повышает в человеческом статусе, а женщине-волчице предоставляет возможность побыть нечеловеком. И, скорее всего, именно женщина-волчица (обозначенная в текстах колдуньей) встречается вдовцу на дороге в сюжете 707 АТ, СУС осетинской волшебной сказки. Происходит замена: дочери-сироты попадают на мельницу, а женщина-волчица попадает как бы с мельницы в семью.

Если сравнить рассмотренные нами жанры разных индоевропейских традиций по отмеченным нами атрибутам, то получим следующую картину:

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.