Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лев VI Мудрый - Страница 13

Один из весьма характерных приемов работы над своим основным источником был продемонстрирован Львом в VII главе его «Тактики», носящей наименование «О тренировке кавалериста и пехотинца», в которой подробно рассмотрены теоретические принципы и практические аспекты военного обучения рядового состава двух основных родов войск, традиционно состоявших в штате византийской армии.

Известно, что теория боевой подготовки военнослужащих представляет собой один из самых консервативных разделов военной науки, а практическая реализация указанных принципов в максимальной степени воплощает наиболее рутинные проявления повседневной армейской действительности. Таким образом, уже сам характер данного материала заранее строго предопределяет как тематические параметры информации, подлежащей анализу, так и репертуар возможных приемов и способов предстоящего исследования. В этих условиях любой военный писатель был вынужден подчиняться диктату объективно складывающихся обстоятельств, отчего возможности проявления его авторской самостоятельности изначально оказывались крайне ограниченными. На протяжении всей главы VII собственный голос автора более или менее определенно прозвучал лишь единственный раз1, но сделано это было крайне робко, а высказанное соображение оказалось весьма малозначительным по масштабу и попросту тривиальным по содержанию. Создается впечатление, что Лев сам сознавал ограниченность своих возможностей на этот счет — если это действительно так, то это делает честь его объективности.

Существовал, однако, еще один метод модернизации свидетельств предшественников, способный привести к достижению желаемого результата. Речь идет о методе «осовременивания» старой информации через обновление ее терминологии — методе, максимально соответствующем характеру писателей того типа, к которому принадлежал и наш автор. Использование данного метода позволяло, фактически ничего не меняя в содержании старой информации, обеспечивать эффект ее значительной новизны. Ко всему прочему, указанный метод был привлекателен для писателя-эрудита еще и потому, что он его практически ни к чему не обязывал: поскольку новая терминология не являлась изобретением интерпретатора, а была взята из окружающей жизни и уже хотя бы поэтому обладала высокой степенью кон-венциальности, никакой ответственности за ее смысловое содержание он не нес.

В главе VII использование метода обновления старой терминологии может быть зафиксировано не менее полутора десятков раз. Как уже отмечалось ранее, такой способ действий позволял автору при минимальной затрате интеллектуальных усилий добиваться достижения своей конечной цели, которая состояла в том, чтобы придать своему военно-научному руководству характер новизны, современности и актуальности — достаточный для того, чтобы жестко сформулировать требование его неуклонного исполнения.

Многочисленные дополнения и уточнения характеризуют еще один способ переработки Львом трактата своего предшественника. Так, рассказывая о снаряжении кавалерии, Лев добавил описание особых подвесок, прикрывающих животы лошадей2. В IV главу своего сочинения Лев ввел компактный раздел, содержащий характеристику отдельных категорий стратиотов в зависимости от их функционального предназначения и местоположения в строю (мандаторы, лохаги, секунды, эпистаты, ураги, энедры, нотофилаки и др.), сведения о которых автор «Стратегикона» не счел необходимым собрать в одном месте. Многие краткие и брошенные вскользь замечания своего предшественника Лев снабдил развернутыми пояснениями. В частности, он подробно обосновал необходимость выстраивать молодых воинов вперемежку с ветеранами3 — сюжет, который был известен в военной литературе задолго до Льва, но получил наиболее подробное обоснование именно в его «Тактике».

В целом, говоря о тесной зависимости Льва от письменной традиции, следует, вместе с тем, подчеркнуть, что его творчество в деле систематизации военно-научных знаний не сводилось исключительно лишь к механическому копированию предшествующих документальных свидетельств — воспроизводимые им установки как «древних», так и «новых» авторов несут на себе заметные следы собственного переосмысления и самостоятельной переработки исходного материала, представленного в его письменных источниках. Фактически вся информация «Тактики» представляет диалектическое сочетание двух основных информационных пластов, один из которых олицетворяет категорию традиции, а другой — категорию новации. Будучи функционально противоположными, эти категории олицетворяют состояние конфронтации; будучи генетически однородными, они отражают состояние сосуществования и тесного взаимодействия. Известно, что диалектика двух указанных состояний пронизывает сферу военно-научных знаний на протяжении всей тысячелетней истории ее развития — «Тактика Льва», являясь одним из выдающихся образцов литературы полемологического жанра, отразила в себе указанные тенденции в максимально концентрированном виде.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.