Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лев VI Мудрый - Страница 5

Первым с открытой критикой К. Э. Цахариэ фон Лингенталя выступил Ю. А. Кулаковский19. Назвав мнение своего старшего коллеги «недоразумением, весьма легко устранимым», российский ученый убедительно опроверг его главный аргумент: он привел прямые свидетельства «Тактики», не оставляющие сомнений в авторстве Льва VI20. Почти одновременно со статьей Ю. А. Кулаковского вышла в свет монография Р. Вари, которая уже самим своим названием («Сочинение императора Льва Мудрого «О военной тактике»»21) определила позицию венгерского ученого в возникшей дискуссии; несколько позднее эта позиция получила развернутое обоснование22. Ю. Кулаковского и Р. Вари активно поддержал М. Митард23, который еще раз подтвердил необоснованность аргументации К. Э. Цахариэ фон Лингенталя и привел новые доказательства того, что «Тактика» была создана в период правления Льва VI. Вместе с тем, М. Митард не исключил вероятность написания этого трактата не лично императором, а кем-то из его современников.

Первые оппоненты К. Э. Цахариэ фон Лингенталя обосновывали авторство Льва VI исключительно ссылками на текст самой «Тактики», не без основания считая эти аргументы вполне убедительными и даже не пытаясь искать дополнительные аргументы в других источниках. Но поскольку отголоски дискуссии встречались и в более поздних работах24, а вопрос о соотношении «Тактики» с правовыми памятниками IX в. оставался открытым, отдельные исследователи предприняли попытку выйти за пределы традиционного объекта полемики. Так, Г. Вернадским было впервые высказано мнение о принципиальной допустимости сближения «Тактики Льва» с Эпанагогой. Сопоставляя нормы Эпанагоги о различии природы власти императора и патриарха с установлениями «Тактики» о функциях главнокомандующего, Г. Вернадский отметил общность идеи в обоих памятниках и пришел к выводу о влиянии Эпанагоги на сочинение Льва1. М. Я. Сюзюмов обратил внимание на сходство способов изложения материала в «Тактике» и в «Книге эпарха», несмотря на коренное отличие этих памятников друг от друга по содержанию25 26 27. Одновременно М. Я. Сюзюмовым была установлена определенная связь между идеями и фразеологией сочинений Льва VI и соответствующими характеристиками законодательных актов Македонской династии, направленными против динатов28. Тем самым последние аргументы К. Э. Цахариэ фон Лингенталя были опровергнуты, сомнений в авторстве «Тактики» больше никогда не возникало, и поэтому Д. Моравчик получил все основания заявить, что факт принадлежности этого трактата императору Льву VI Мудрому является «сегодня твердо установ-ленным»29.

Естественно, что столь однозначное решение вопроса об авторстве трактата предопределяет мнение о его датировке: границы периода, когда могла быть написана «Тактика», не могут выходить за пределы сроков жизни Льва VI. Поскольку автор трактата уже вполне определенно обладает императорским статусом30, 886 г. (год вступления 20-летнего Льва на престол) есть очевидный terminus post quem возникновения сочинения; конечная дата вполне естественно определяется годом смерти императора (912 г.).

В литературе неоднократно предпринимались попытки более точной датировки трактата. Наиболее ранняя из них была предложена Ю. А. Ку-лаковским. Обратившись к XVIII главе «Тактики», где анализируются военные обычаи соседних с Византией народов, он высказал предположение, что в параграфах 42 [XVIII. 40. P. 452] и 44 [XVIII. 42. P. 452-454] были отражены события первой болгаро-византийской войны с участием венгров на стороне византийцев. Поскольку эту войну Ю. А. Кулаковский датировал 889 г. и при этом полагал, что в «Тактике» еще нет упоминаний о катастрофическом поражении византийцев при Болгарофигоне, он счел возможным утверждать, что трактат был написан до 895 г. — скорее всего, в 890-891 гг.1.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.