Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лев VI Мудрый - Страница 9

Позиция А. Дэна представляется нам вполне справедливой; полагаем, что она может быть подкреплена некоторыми дополнительными соображениями.

Особого внимания среди упомянутых А. Дэном глав «Тактики» заслуживает V глава, носящая наименование «Пер! onAwv». На первый взгляд, в ней много общего со следующей, VI-ой главой, которая названа «Пер! одМоешс; каваАЛаріо^ ка! neCixwv»: за некоторыми частными отклонениями в обеих главах перечисляются практически одни и те же виды вооружения и снаряжения конных и пеших стратиотов. В свою очередь, не вызывает сомнения тот факт, что VI глава «Тактики» опирается на информацию главы 2 книги I «Стратегикона Маврикия»62 63. Следовательно, основной материал для создания V главы Лев черпал в своем основном источнике. Тем не менее, эта глава его сочинения существенно отличается от всех других глав как «Стратегикона», так и самой «Тактики».

Будучи адресованной стратигу как постоянно действующему должностному лицу, возглавляющему фемный военно-административный округ, эта глава реализует совершенно независимую от «Стратегикона» идею: представить данному военачальнику-администратору развернутый план мобилизационных мероприятий, направленный на заблаговременную подготовку к предстоящей войне. Главная цель излагаемых установок заключалась в том, чтобы боеготовность фемной армии, которая должна быть достигнута в ходе реализации данного плана, в дальнейшем поддерживалась постоянно на оптимальном уровне, так чтобы в боевой обстановке уже не приходилось тратить время на необходимую подготовку64.

Наличие этих новых, не связанных со «Стратегиконом» идей позволило А. Дэну выделить V главу трактата и поставить вопрос о ее дополнительных источниках. Характерно при этом, что позиция А. Дэна претерпела изменения: если в 1937 г. он вовсе обошел вопрос о возможной самостоятельности Льва при написании V главы, то в последней работе высказана мысль о том, что в данном случае Лев мог заменить недостающий письменный источник «апелляцией к своим мыслям, вернее к своей начитанности»65.

Последнее предположение представляется нам наиболее вероятным. При этом условии, в частности, становятся объяснимыми два сюжета V главы, в которых Лев использовал совершенно не свойственную ему манеру изложения материала, сославшись на возможные упущения по забывчивости66. Подобные скрытые сетования на недостатки человеческой памяти были бы необъяснимы для человека, располагающего письменным источником.

Косвенным доказательством отсутствия у Льва дополнительного письменного источника при работе над V главой является, на наш взгляд, и весьма скромный объем этой главы, одной из самых кратких в трактате. Писательский метод Льва достаточно хорошо известен, и мы можем предполагать, что если бы он имел под руками письменный источник, факты и идеи которого соответствовали его эпохе, он не замедлил бы изложить этот источник в максимально развернутом виде. Но, будучи образцом византийского эрудита, преклоняющегося перед авторитетом предшественников, Лев был весьма щепетилен в отношении собственного писательского метода. При изложении своих собственных идей Лев проявлял заметную сдержанность и отнюдь не злоупотреблял многословием, предпочитая выражаться по возможности более кратко — даже в ущерб ясности вопроса.

Впрочем, отмеченные главы, характеризующиеся явными признаками самостоятельности, составляют лишь небольшую часть сочинения Льва. Основной же массив информации, излагаемой в «Тактике», заимствован из «Стратегикона», так что зависимость Льва от сочинения своего предшественника не может вызвать ни малейших сомнений. Основная дискуссия, не прекратившаяся до наших дней, развернулась по другому, более частному вопросу: можно ли считать сочинение Льва только копией «Стратегикона» или же оно несет на себе следы сознательной, целенаправленной переработки?

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.