Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лётчики-испытатели - Страница 12

...Еще до катастрофы «103-й» жизнь заставила срочно разбираться с дефектами мотора этой машины. Вскоре после первого вылета (17 мая 1941 года) на «ЮЗУ» проявился помпаж двигателей, не позволявший определить максимальные скорости машины. В КБ Туполева предположили, что возможной причиной помпажа стала реализованная на АМ-37 необычно большая для тех времен высотность мотора (7,5—8 км). Она обеспечивалась новой конструкцией нагнетателей, отнимавших на свой привод более значительную, чем обычно было принято до этого, мощность мотора. Решено было для обсуждения причин помпажа и путей его устранения пригласить к арестованному А. Н. Туполеву его давнего товарища по кружку Н. Е. Жуковского и главного конструктора мотора А. А. Микулина. В комнате, в которой его ожидали, собрались Туполев, сидевший у торца длинного стола лицом к открытой в коридор двери, и вместе с ним за столом — летчик-испытатель, ведущие инженеры, бортинженеры, инженер-двигателист. Сзади Андрея Николаевича, в двух метрах от него, по бокам, на табуретках сидели «свечки» — два охранника. Микулин возник в дверях бесшумно. Он стоял в коридоре в серенькой курточке. Его не узнали, и он несколько секунд смущенно, почти робко, по наблюдению М. А. Нюхтикова, присматривался к ожидавшим его людям. И он не всех узнавал. Увидев наконец улыбавшегося Туполева, он нерешительно, нараспев произнес: «Здравствуйте, Андрей Николаевич!..» Туполев, приглашая движением руки и заливаясь радостным смехом, ответил: «Здравствуй, дорогой Александр Александрович!.. Ну, заходи, заходи... Не пугайся, не стесняйся,., заходи, посиди со мной... Видишь, как я “сижу”?..» Хохотали уже оба, а Туполев добавил: «И тебе неплохо тоже “посидеть”. Ты знаешь, мне “сиденье” помогает — и тебе тоже поможет...» Теперь хохотали уже все, включая «свечек». (В интересной книге М. Б. Саукке «Неизвестный Туполев» вина за арест конструктора возлагается, в частности, на начальника отдела по оборудованию самолетов ЦАГИ А. А. Енгибарьяна, якобы давшего на допросе нехорошие показания. Но там же приводятся выдержки из показаний самого Туполева, признавшегося во всех смертных грехах: в срыве перелета Леваневского в Америку на АНТ-25, в создании вражеской организации и т. д. Ясно, что все дело было не в слабости отдельных людей, но в силе Системы, которая могла выбить из любого любые признания.)

Выбор жертв Системы был, пожалуй, столь же непредсказуем, как выбор одариваемых признанием высокого руководства. Говорят, однажды во время вручения очередных наград работникам ОКБ Туполева К. Е. Ворошилов заметил: «Андрей Николаевич сделал больше, чем мы, большие большевики...» Можно посчитать чудом то, что Микулин, которому в необычных условиях Туполев «намекнул» на допущенные просчеты в новом двигателе, не был в «шараге». Двигатель же этот должен был, по убеждению Туполева, обеспечить его самолету достижение больших скоростей полета, так же, как двигатель того же Микулина обеспечил в свое время завоевание на АНТ-25 рекордов дальности.

После этого на машинах добились хорошей работы винтомоторной группы, и мотор АМ-37 с новым высотным нагнетателем действительно позволил в конце концов достичь самолетам «103» и «ЮЗУ» исключительно высоких скоростей полета (соответственно 640 и 610 км/час). Были сделаны и другие выводы из происшедшего. В частности, когда Ту-2 пошел в серию и Михаил Алексадрович встретился с боевыми летчиками и штурманами на фронте, они пришли к общему решению: при необходимости покидания машины с парашютом переворачивать самолет на спину. (Между прочим, позже стало известно, что они не были оригинальны: именно так — из перевернутого положения — покидал самолет Рудольф Гесс, когда прилетал в Англию.)

Как-то я спросил Михаила Александровича: «А какая из этих двух машин Вам самому больше нравилась — “103” или “ЮЗУ”?» Он ответил немедля: «Конечно, “103!” У этой машины была больше скорость — а для летчика это главное!» Она рассматривалась как истребитель-бомбардировщик. А машина «ЮЗУ» была уже бомбардировщиком нормального класса: переднюю часть фюзеляжа несколько расширили, летчик продолжал сидеть в середине фюзеляжа, но больше прижимался

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.