Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лётчики-испытатели - Страница 4

Так вот, когда правая стойка шасси чуть «просела», Жилин тут же убрал газ, и Нюхтиков подумал: «Молодец, Миша, тоже почувствовал, наверное, неблагополучное». Два инженера-сдатчика торопливо, приставив лесенки с обеих сторон кабины, поднялись к Жилину. Какое-то время они говорили, казалось, и о замеченном дефекте. Но нет. Вскоре они уже докладывали, что «самолет к вылету готов!». Нюхтиков решительно возразил: «А мне показалось, что правая нога хотела сложиться?!» Бросились проверять и довольно быстро убедились, что ломающийся подкос правой стойки шасси во время гонки правого же мотора и в самом деле начинал «ломаться на уборку» шасси. Полет, естественно, отложили, и Нюхтикова увезли для разборов к Туполеву, на улицу Радио.

Когда они остались втроем — вместе с начальником группы заключенных Кравченко, представлявшим здесь, очевидно, Лубянку и отвечавшим перед ней за успех программы в целом, — наступила недолгая напряженная тишина. Кравченко развел руками, собираясь, по-види-мому, упрекнуть Туполева в происшедшем...

Михаил Александрович, гораздо позже, в 90 лет, «видя» всю эту сцену — как и многое другое из пережитого — в живых подробностях, вспоминал: «Туполев, опережая неприятные расспросы Кравченко, неожиданно стал... громко, заразительно смеяться. Минут пять он хохотал, держась за живот и утирая слезы. И Кравченко, и я ничего не понимали: ведь самолет-то чуть не сломали... Наконец, Андрей Николаевич, еще не отдышавшись от смеха, подошел к Кравченко, покровительственно обнял его за талию и уверенно сказал: «Не волнуйся, товарищ начальник, какая-нибудь смешная ерундовина, найдем...»

И действительно, довольно быстро причину обнаружили. Связана она была с тем, что для ускорения создания самолета некоторые элементы гидравлической системы уборки и выпуска шасси на опытном самолете взяли — как готовые образцы — в основном с самолета СБ, а также с немецкого бомбардировщика Юнкере 88. Как раз на Ju 88 у клапанов гидроцилиндров, открывавшихся на уборку, имелась пружина, которую наши конструкторы посчитали слишком сильной и поставили более слабую, облегченную. Оказалось же, что с учетом российских крепких морозов (а немцы к ним уже готовили, очевидно, свою боевую технику) эта пружина должна была быть как раз не слишком слабой, чтобы избежать подобное тому, что случилось. Через пять дней, не дожидаясь изготовления и установки новой, более сильной пружины, Нюхтиков должен был взлететь со струбцинами на ломающихся подкосах стоек шасси, исключавшими их самопроизвольное сламывание — и уборку шасси...

Вновь на аэродром привезли Туполева. Поздоровавшись и обняв летчика, он стал отводить его в сторону, подальше от всех, чтобы лично, с глазу на глаз, без помех напутствовать его. Но мешали следовавшие вплотную две «свечки». Туполев сердито обернулся к ним, топнул ногой и крикнул: «Брысь!» Однако скрип позади не утихал. Андрей Николаевич вновь остановился, топнул ногой еще сильнее и прокричал еще громче: «Брысь!» Охранники, которым было приказано, очевидно, не отходить от Туполева ни на шаг, растерялись и, оглядываясь на начальство, остановились...

«Андрей Николаевич отвел меня подальше, — вспоминал Нюхтиков, — и я впервые увидел в тот день столь добрые его глаза, впервые услышал столь спокойные, произносимые тихим голосом наставления. Я слушал и не слышал, меня разбирал смех. Я видел, как вертелись в испуге и растерянности отставшие охранники, как отвернулось начальство, делавшее вид, что не замечает этого “цирка”... Мало кто понимал, что это была попытка нарушить святую для Андрея Николаевича традицию — всегда давать наставления летчику перед первым вылетом и принимать его доклад по завершении полета, вдали от глаз, а главное, ушей кого бы то ни было. Почти ничего не помню из того, что говорил мне Андрей Николаевич. Единственное, что накрепко осталось в памяти: “Учти, у тебя кили стоят маленькие, у нас для следующего полета приготовлены большие. Особенно не форси! Тихонечко сделай кружок и садись!”»

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.