Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Лётчики-испытатели - Страница 8

Случилось это в 1940 году. Тогда впервые летчики-испытатели НИИ ВВС П. М. Стефановский, В. И. Жданов и М. А. Нюхтиков были привезены в «туполевскую шарагу». Им показали полноразмерные макеты трех машин. В центре внимания были «сотка» В. М. Петлякова — будущий скоростной бомбардировщик Пе-2 («100») и «сто вторая» — дальний высотный бомбардировщик В. М. Мясищева с герметической кабиной ДВБ («102»), К ним сразу же бросились Стефановский (к «сотке») и Жданов (его намечали на машину Мясищева). В углу неприметно стояла «103-я». Рядом с ней сиротливо ожидали «своего» летчика известные Нюхтикову специалисты по оборудованию Л. Л. Кербер и Г. С. Френкель. Нюхтиков, подойдя к ним и поздоровавшись, громко и горячо сказал: «Да вот же какая машина нам нужна — в первую очередь!» Кербер засуетился, приставил стремянку к кабине «103-й» и предложил: «Пожалуйста, пожалуйста!» Нюхтиков полез в кабину и только теперь заметил в сторонке в темноте одиноко стоявшего Туполева. Кербер и Френкель — оба заключенные, причем первый был своим, «туполевским» прибористом, а второго забрали из НИИ ВВС, показали и пояснили все необходимое. Именно после этой встречи, как предполагал Нюхтиков, он был назначен ведущим л етч и ком - и с п ытате л е м «103-й» и провел ее испытания в полном объеме. Во время войны, когда машина уже пошла в серию, Михаил Александрович ездил по частям, воевавшим на Ту-2, помогая их освоению. В июне 1944 года Нюхтиков испытал скоростной дневной бомбардировщик СДБ— модификацию первоначального варианта самолета «103» — вновь с мотором водяного охлаждения, но уже — АМ-39. Самолет этот имел скорость 645 км/час на высоте 6650 м. Истребитель «Мессершмитт» Me Bf 109 G-6 имел максимальную скорость 621 км/ч на высоте 7000 м, а самолет «Фокке-Вульф» FW 190 D-9 — 685 км/ч. Серийный самолет Ту-2С достигал на этой высоте скорости около 520 км/ч.

Ту-2 верой и правдой служил стране. Во время войны особых забот своему первому испытателю он не доставлял. Серьезных происшествий в процессе испытаний было два. Первое произошло в начале войны — 9 июля 1941 года, оно закончилось катастрофой — и об этом разговор особый. А второе случилось уже в конце войны. Михаил Александрович продолжал испытания все новых вариантов Ту-2. Одно из наиболее памятных было в 1945 году. Тогда на самолете «68» (это тот же «ЮЗУ», но с моторами водяного охлаждения, обеспечивавшими скорость 640 км/час)


Он садился вынужденно в поле. Как выяснили позже, произошел отказ в гидросистеме, и шасси невозможно было выпустить. Винты, конечно, погнулись, и бомболюки тоже были повреждены. Вопреки явно неразумному приказанию «земли» садиться в Чкаловской на бетонную полосу Нюхтиков приземлился на слегка сырой грунт вдали от полосы. После приземления у проползавшего по грунту самолета оказалось пробитым остекление, комья земли ударили в грудь и лицо летчика. Глаза спасли очки, предусмотрительно надетые им перед приземлением. В целом все закончилось не так трагично, как в первый раз. в 41-м, когда также не обошлось без неразумного руководства летчиком. Нов тот раз слу-М. А. Нюхтиков чился пожар на борту самолета «ЮЗУ», и тог

Да погибли люди...

Самолеты «103» и «ЮЗУ» на пикирование с бомбометанием испытывал в основном Федор Федорович Опадчий — в какой-то мере он был учеником Нюхтикова. А когда началась война, на Нюхтикова легла ответственность за весь комплекс испытаний обоих самолетов, включая пикирование с бомбометанием. Но развернулась эвакуация НИИ ВВС в Кольцово — под Свердловск. Руководил этой работой ведущий инженер по «ЮЗУ» В. А. Мируц. Вместо себя он назначил молодого и, как оказалось, по словам летчика, чрезмерно самонадеянного, честолюбивого инженера. Оставался заключительный полет на «ЮЗУ» — на пикирование с бомбометанием четырех 250-килограммовых бомб. И совершенно неожиданно инженер заявил Нюхтикову: «Я с тобой полечу на пикирование!» Первым желанием командира было послать его куда подальше, потому что был он человеком совершенно неопытным, никогда не летавшим. Но Нюхтиков уступил напору: практически инженер этот в обстановке тяжелого начала войны и начала эвакуации оставался за Мнру-ца и от его имени мог приказывать летчику. Нюхтиков попросил бортинженера Г. X. Петрова рассказать «новенькому», что в случае крайней необходимости прыгать из кабины стрелка, где он должен был располагаться, следовало только вниз! При аварийном покидании машины через более близкий к нему верхний люк неизбежно было столкновение с хвостовым оперением!

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.