Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Материалы генеалогии - Страница 5

2 Кобрин В. Б. Власть и собственность... С. 25.

Уже упомянутый учебник. В 1569—1571 гг. большая группа приближенных Ивана IV — представители родов Басмановых-Плещеевых, Яковлевых, Черкасских и Сиц-ких — попадает в опалу и частично гибнет; все они легко укладываются в генеалогическую схему, выявляющую их взаимное близкое родство; если же учесть, что многие из пострадавших инициаторы опричнины, то напрашивается вывод, что в конце 60-х — начале 70-х гг. XVI в. старомосковское боярство, возглавлявшее опричнину в течение пяти лет и оттесненное новыми людьми, вынуждено было уйти от руководства.

Размышлял историк о синтезе генеалогии и демографии. В его личном архиве сохранились тезисы на эту тему. Они дают представление о широчайших исследовательских планах В. Б. Кобрина. Как же соотносится средневековая демография с генеалогией? Ученый обратил внимание: демографическая ситуация и в правящем слое России, и в крестьянстве может быть соотнесена; это тем более важно, что русская средневековая генеалогия дает сведения лишь по истории политической элиты:

"Автором составлены генеалогические росписи важнейших княжеско-боярских родов XV—XVI вв. Наблюдения над ними позволяют заметить некоторые факты, имеющие значение для демографии. Так, устанавливается, что в каждом следующем поколении боярского рода было в среднем в 2—2,5 раза больше членов, чем в предыдущем (иначе говоря, у каждой пары — 4—5 детей). Существенное значение имеют распространенные в родословных книгах пометы о бездетности, смерти в младенчестве, гибели в войнах и т. п. Эти наблюдения с известными оговорками можно распространить и на все средневековое общество"

(Личный архив В. Б. Кобрина.)

Незадолго до смерти В. Б. Кобрин согласился участвовать в симпозиуме по генеалогии в Пловдиве и успел оформить заявку для доклада на тему: "Генеалогия и менталитет" В ней он, в частности, писал:

"Объем и характер генеалогических знаний, типичные для той или иной общественной группы, четко отражают ее системы ценностей, умонастроение.

Представления о прошлом страны. Поэтому изучение этих представлений дает такую информацию о менталитете общественной группы, которую нельзя получить из других источников. С другой стороны, информация о степени соответствия данных родословия с менталитетом общества помогает верификации данных, содержащихся в родословии. Цель доклада состоит в том, чтобы выявить связь между генеалогическими сведениями, которые пускают в широкий оборот сами представители отдельных родов, и ценностной ориентацией этих социальных групп”

(Личный архив В. Б. Кобрина.)

На первой конференции по генеалогии В. Б. Кобрин говорил о перспективах развития этой науки, испытавшей в 20 —30-х гг. пренебрежительное отношение. Понимая многофункциональность генеалогии, он тем не менее возражал против использования ее для панегириков целым родам. Современная наука, развиваясь в специальных отраслях источниковедения, остро поставила вопрос о предмете генеалогической науки.

”Входит ли в сферу ее действия только установление отношений родства и свойства в сочетании с самыми основными жизненными вехами (рождение, смерть, браки) или ее компетенция шире, охватывая также служебную и иную карьеру, характер и объекты собственности, социальный и юридический статус и его изменения? Решение этого вопроса не однозначно” Сознавая это, В. Б. Кобрин все же попытался дать свое определение генеалогии исходя из собственного опыта.

"Генеалогия — историческая дисциплина, занимающаяся изучением и составлением родословных, выяснением происхождения отдельных родов, семей и лиц и выявлением их родственных связей в тесном единстве с установлением основных биографических фактов и данных о деятельности, социальном статусе и собственности этих лиц”

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.