Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Москва. Утраты - Страница 9

В воспоминание этих событий в нижнем этаже Мнхайлоархангельской церкви в 1913 г. освятили церковь во имя мученика Гермогена, тезоименитого патриарху.

Чудов монастырь приобрел известность и как средоточие просвещения на Руси.

Здесь была открыта одна из первых в Москве школ, учрежденных для подготовки «справщиков», т. е. ученых людей, знающих как исправить богослужебные книги, в которые при многочисленных переписываниях проникло множество ошибок.

Само дело исправления книг, по словам И. Е. Забелина, «не замедлило обнаружить всю глубину и необозримую широту тогдашнего русского невежества и его кровных чад: суеверия, легковерия, суемудрия и самомнения». Руководителем школы сделали грека Арсения, учившегося в Риме. Его привез в Москву в 1649 г. иерусалимский патриарх, и Арсений остался здесь. Позднее его приблизил к себе патриарх Никон, однако через несколько лет ученого грека обвинили в ереси и он, как образно пишет тот же И. Е. Забелин, «на одинокой и потому утлой своей ладье потонул в глубине всеобщего невежества... Говорили про него, что он волхв, еретик, звездочетец, исполнен скверны и смрада езувитских ересей».

Здесь же, в Чудовом монастыре, обретался и знаменитый писатель, богослов Максим Грек.

Максим Грек, или Михаил Триволис (таково было его настоящее имя) в 1518 г. прибыл из Афона в Москву ло приглашению великого князя Василия Ш для перевода и исправления богослужебных книг.

После выполнения первого же поручения — перевода толковой Псалтыри — он лолросился обратно, но не тут-то было: в Московское государство было трудно лопасть, но еще труднее кому-либо выбраться, если власти считали его полезным или же боялись, что он расскажет на Западе о московских порядках.

Максима Грека заставили работать. Он переводил, писал, исправлял книги, проловедывал, но, что оказалось роковым для него, он не смог остаться в стороне от политико-религиозной борьбы. Максим Грек выступил на стороне так называемых нестяжателей, ратовавших за возвращение церкви к идеалам первоначального христианства — аксетизму, отказу от стяжания, т. е. стремления к приобретению, накоплению материальных ценностей.

Нестяжатели потерпели поражение н были осуждены на церковных соборах, и Максим Грек полностью ислил горькую чашу мучений и унижения. Его в оковах увезли в дальний монастырь. В заточении он провел двадцать два долгих года. Сменялись митрополиты, появлялись новые люди у кормила правления, но Максим Грек оставался в монастыре — напрасно он слал прошения, доказывая, что он не еретик, не враг московской державы, что он ло десять раз молился за государя, напрасно он унижался: выпускать его не желали, Москва не любила, чтобы о ней неблагоприятно отзывались за границей.

В Чудовом монастыре жил и другой известный в истории русской культуры просветитель — Епифаний Славинецкий. Он получил образование в лучшем тогда высшем учебном заведении — Киево-Могилянской академии, продолжил обучение за границей. Его пригласили в Москву и поручили исправление богослужебных книг, и, по сути дела, та реформа, которую замыслил патриарх Никон, была практически проведена Епифа-нием Славинецким.

Это был настоящий ученый, чуждый каких-либо житейских дрязг и склок, не искавший теплых местечек, всем сердцем преданный науке. Он занимался не только исправлением книг, но и переводческой деятельностью. Сохранились архивные записи о выплате ему «гонораров»: <166 года [1658 г.] маиа 8 киевлянину старцу Епифанию, что в Чудове монастыре живет, перевел государю патриарху дохтурскую книгу, 10 рублев дано сполна».

Епифаний прожил в Москве 26 лет и погребен был в Чудовом монастыре. На его надгробной плите была пространная надпись, начинавшаяся так:

«Преходяй человече! зде став да взираеши,  ,

Дондеже в мире сем обитаеши;

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.