Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Награды Великой Победы - Страница 9

7. Непременно устанавливалась градация общепринятых в стране военных, гражданских и духовных чинов и классов на получение каждой степени».

Далее А. З. Лебединцев считает, что «всё это было нами выброшено за ненадобностью, вместе с упразднением самих чинов и классов в нашем бесклассовом социалистическом обществе, сохранив пролетарский девиз — “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” — как единый, в последующем для всех орденов государства девизом. Он же был и единственным в обществе пролетарским призывом. Все старые наименования святых, на знаках в виде крестов с наложением на них гербов, расцветок государственных флагов, корон самодержцев, были выброшены на помойку, приняв вместо них символы новой власти трудящихся: серп, молот...»


С. Д. Мякушев в своей статье о традициях российской наградной системы также считает, что «никакой видимой связи с дореволюционными наградами у советской наградной системы не было. В законодательстве о наградах, разумеется, тоже не было ни слова о какой-то преемственности. Напротив, развивалась новая, советская наградная традиция».

Но дальше он пишет: «При внимательном анализе двух этих систем нетрудно заметить, что сами конкретные формы боевых наград РСФСР полностью соответствовали основным формам Георгиевского комплекса наград Российской империи.

В начале XX века этот комплекс включал в себя Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия четырёх степеней — единственный российский орден, в названии которого прямо указывалось — “военный”, Георгиевское оружие — шашку или кортик с вызолоченным эфесом и знаком ордена Св. Георгия (обе эти награды предназначались, естественно, только офицерам и генералам), а также награду для воинских частей — Георгиевское знамя...» Размышляя, С. Д. Мякушев доводит свою мысль до логического конца: «Основу рядового и командного состава Красной Армии составляли, как известно, бывшие солдаты, унтер-офицеры, офицеры и генералы старой армии, чьи привычные предпочтения должны были весьма способствовать распространению таких представлений. Можно без большой натяжки предположить, что в сознании штатских людей, не исключая из их числа и профессиональных революционеров, образ боевой награды вряд ли был иным».

19


В общем, несмотря на отрицание новой властью всего старого, традиция сработала и в наградном вопросе. И в этом нет никаких сомнений. Однако, как отмечает С. Д. Мякушев, «традиционные представления находили своё отражение исключительно во внеш-

Них, формальных обстоятельствах, никак не проявляясь в главном. При всём влиянии традиции в первые годы Советской власти незыблемо сохранялся наиглавнейший принцип, отличающий и разделяющий императорскую и советскую государственные наградные системы, а именно — равенство награды для всех».


Первый советский орден присуждался всем гражданам РСФСР без ограничений. И в этом тоже была его определённая ценность и значимость. А самое главное — неповторимость!

Побед становилось всё больше, а значит, больше требовалось и наград.

19 января 1920 г. РВС 1-й Конной армии попросил отпустить 300 орденов Красного Знамени. На телеграмме от Ворошилова, Будённого, Щаденко председатель РВСР размашисто написал: «Слишком много! Штук 50—75 можно выслать».

Если с попыткой награждать массово всё же как-то боролись, то с проблемой повторного награждения возникли определённые сложности. Однако Председатель Реввоенсовета пытался решить и эту проблему: «Москва, Склянскому, копия ЦеКа. Многие из красноармейцев, особенно из лётчиков, имеют орден Красного Знамени, и при дальнейших подвигах создаётся крайне затруднительное положение в деле награждения.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.