Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Немцы Таймыра - Страница 7

После первой пробы рыбалки неводом трем бригадам были выданы новые невода, вешала для сушки и починки невода, по одному неводнику и 30-местной палатке, по железной печке, чайнику, большому котлу для варки ухи и сковороде, а также несколько плетеных корзин для носки рыбы. Все это для рыбного промысла снаряжение мы получили от Дудинского рыбзавода, так как являлись до сих пор рыбаками гос-лова, сдавая приемщику Зуеву добытую рыбу и получая за это от него на продукты и промышленные товары рулоны и деньги. Приемная цена за 1 кг в рублях сдаваемой приемщику рыбзавода рыбы, по сравнению с розничной ценой в магазинах, была в те годы чрезвычайно низкой и зависела от ее породы: осетр - 3,70, нельма, таймень - 2,70, чир, муксун - 2,10, омуль - 1,60, ряпушка (так называемая «туруханская селедка»), корюшка (так называемая «зубатка») - 1,10, черная мелочь (налим, красноперка, окунь и т. п.) - 0,15. «Моя» рыболовецкая бригада («пет-ринская») состояла из 16 человек— два звена по 8 человек в каждом (4 ребят и 12 девчат).

У тони (3-км длиной) мы установили для нашей бригады палатку, утеплили ее от сильных ветров, смастерили из горбылей нары, на которые уложили матрасовки, набитые сухой травой, привезли из поселка свои домашние постели, получив, таким образом, неплохое жилье с далеким речным обзором. В качестве дров использовали разбросанный по берегу сушняк и мелкие бревна.

В бригаде, пока мы до августа 1942-года входили в систему гослова, существовала уравниловка, то есть все заработанные рулоны и деньги делились поровну, не зависимо от выполняемой работы. За 12-часовой рабочий день 500-метровым неводом удавалось сделать 4 притонения. Сюда входило и время на обед. Завтрак и ужин проводили во внерабочее время. В-конце последнего притонения каждое звено от себя направляло двух девчат готовить обед, а также чай на завтрак и ужин. Один раз в неделю бригада обязана была сушить невод на вешалах, одновременно чиня сетки, добавляя утерянные балберы и грузила. На эту процедуру уходила одна 12-часовая смена.

Один раз в две недели бригада выезжала в поселок Усть-Хантайка в баню. Это был для нас праздник: встреча с родителями, знакомство с последними событиями в стране, иногда получали газеты и журналы и даже книги, которые посылали с оказией райкомовские работники.

Радио и электричества в поселке не было. Как-то привезли кино - так маленький электрогенератор мужчины, сменяясь, крутили вручную, но фильм «Два бойца» посмотрели до конца.

Такая особенно для молодежи относительно интересная и даже приключенческая и не голодная жизнь (ведь мы 105 спецпоселенцев получили запас продуктов да плюс бесплатная рыба) длилась у нас недолго, всего 25 дней, так как 20 июля 1942 года в нашу Усть-Хантайку доставили вторую партию людей в количестве 200 человек разных национальностей (немцев Поволжья, латышей, эстонцев, финнов, украинцев) и возрастов (от детей до стариков) и самое главное - без верхней теплой одежды (при отправке с места жительства конвой заявлял: «к зиме вернетесь»), а впереди оказались сибирская зима 1941 года и Таймырский Крайний Север 1942 года. Это был ужас для обреченных людей. Началось интенсивное массовое строительство землянок. Но это громко сказано, так как в большинстве это были не землянки, а ямы или норы, покрытые горбылем, мхом и землей высотой 1,5-м с печкой из камней-валунов, без окон (нет стекла) и освещение лучиной (нет керосина даже для лампадки-коптилки).

Еще в Красноярске при погрузке первой партии людей на наш лихтер № 15 в начале июля 1942 года я был свидетелем издевательского случая, запомнившегося на всю жизнь. На причале стояла группа «начальства», которая вела активный разговор. Как позже выяснилось, это была сопровождающая «свита» вокруг начальника НКВД Таймырского национального округа майора Овчинникова. Вижу к майору приближается средних лет мужчина, по одежде финн, и спрашивает его, показывая свой документ: «У меня просрочен паспорт, где я его могу продлить?» Начальник, не глядя в содержание документа, берет его и на глазах у всех присутствовавших людей рвет на четыре части и бросает с причала в реку, сказав: «Теперь тебе паспорт больше не нужен, иди на лихтер!» Мне стало ясно - кем мы сейчас являемся.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.