Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Нюрнберг предостерегает - Страница 4

Лютый мороз. Лейтенант Неведничий в хромовых сапогах, начищенных до блеска, проводит с нами занятия. Их цель — отбить охоту проситься на фронт. Видно, ему попало за плохую воспитательную работу. Но Сталин нас выручил. Пришел приказ — весь наш курс отправить на фронт. Воевать с фашистами начал стрелком 9-й стрелковой роты 3-го батальона 271-го гвардейского стрелкового полка 88-й стрелковой дивизии 8-й гвардейской Сталинградской Армии. Прошло уже более полувека, а мне до сих пор снится команда: «Взвод! В атаку, вперед!»

У разведчиков работа такая

Я только раз был в рукопашной.

Раз наяву. И тысячу — во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно, Тот ничего не знает о войне.

Юлия Друнина

Где-то летом 1943 года меня взяли во взвод полковой разведки. Позже появилось немало произведений, описывающих подвиги фронтовых разведчиков. Их показывали этакими лихими ребятами, которые шутя ходили во вражеский тыл и играючи брали в плен офицеров, а то и генералов немецкой армии.

Имея за плечами два года службы разведчиком, старшим группы захвата, командиром взвода разведки, могу из собственного опыта утверждать: реальная фронтовая жизнь войсковых разведчиков была совершенно иной.

Труд разведчика без преувеличения можно сравнить с работой сапера, который, говорят, ошибается только один раз. Это самый тяжелый солдатский труд. Ведь задачу выполняешь в окружении врагов, а их всегда больше. Ошибка разведчика дорого обходилась однополчанам. Малейшая оплошность приводила к провалу поиска и гибели самих разведчиков.

Вот как порой бывало. Дело было в Западной Украине. Немцы отступали. Причем днем ожесточенно оборонялись, а ночью отходили на подготовленные позиции. Я был контужен, и наш врач по согласованию с командиром полка решил лечить меня в полковом медпункте. За меня командовать взводом остался заместитель — старший сержант Фролов.

Ему было приказано разведать, покинули ли немцы село, за которую целый день шел тяжелый бой. Что-то подозрительно тихо...

Ни стрельбы, ни осветительных ракет... Группа разведчиков из шести человек во главе с Фроловым прошла немецкую передовую, подошла к окраине села — тоже тихо, спокойно. Фролов решает, что нечего тянуть время: надо возвращаться и доложить командиру полка, что немцы драпанули. Так и сделал.

Получив разведданные, командир полка приказал стрелковому батальону преследовать противника. Наша пехота вошла в деревню и попала в засаду. Залегли, окопались и стали обороняться. Лишь после артиллерийской подготовки и при поддержке танковой роты немцы были выбиты из села. О потерях не буду говорить. Фролова судил военный трибунал...

Разведка — дело тонкое, ответственное. Любая оплошность, неумение правильно оценить обстановку стоят большой крови.

Служба разведчиков существенно отличается от службы в обычном стрелковом подразделении. Как нельзя научиться плавать по книге, так нельзя стать и разведчиком без многотрудных боевых будней.

Я принимал участие во многих поисках, счета им не вел. Многое стерлось из памяти за эти годы, но самые удачные выходы в тыл врага и те, в которых теряли боевых товарищей, помнятся по сей день.

Учиться пришлось самым простым вещам: как одеться потеплее, чтобы не замерзнуть в окопе или лежа на нейтральной полосе в ожидании удобного момента для броска; как распорядиться сухим пайком; как подготовить себя для боя, чтобы самому уцелеть, а врага уничтожить.

«На фронте, — говорили бывалые солдаты, — уцелей в первом бою, а во втором пуля облетит». В этой поговорке есть большая доля истины. Для меня первое задание тоже стало настоящей солдатской академией.

Разведчик обязан уметь передвигаться ползком и короткими перебежками. Трудно сосчитать, сколько километров пришлось преодолеть таким образом. А кто не овладел этим мастерством, нередко погибал сам и ставил под угрозу жизнь своих товарищей.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.