Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О древнерусской культуре, русской национальной специфике и логике истории - Страница 5

0.1.4. Предпринятое Д. С.Лихачевым почти через полстолетия после выхода в свет работ П. М.Бицилли возобновление системных исследований в област и медиевистики ознаменовалось отказом от недифференцированного, сугубо синхронического истолкования средневековых эстетических и иных представлений как монолитного целого.18 Д. С.Лихачев отграничивает позднее русское средневековье от раннего (от "стиля монументального историзма") и прослеживает дальнейшее развертывание сменяющих одна другую на диахронической оси "стилистических формаций" вплоть до барокко (на деле речь идет о стилистико-семантических ансамблях).

Вразрез со своими предшественниками, Д. С.Лихачев сосредоточил внимание не на расшифровке системообразующей связи, лежащей в основании средневековой культуры и объясняющей ее особенности, но на описании (уникальном по объему и проницательности) самих этих особенностей, сделав предметом исследования конечные продукты си-стемопорождения. Д. С.Лихачев справедливо определяет, например, конститутивную черту средневекового жанрового сознания, указывая па то, что оно обычно совмещает в одном и том же тексте практическую и художественную функции, однако он не ставит перед собой цели выяснить, благодаря каким эпистемологическим процессам, подчиняющим себе всю культуру, именно этот, а не иной жанровый признак и выдвигается на роль конститутивного.

Семантически средневековые тексты согласуются между собой, как следует из пионерских в этом отношении трудов Д. С.Лихачева, за счет того, что они совместно выстраивают общую картину мира, сходным образом концептуалиэуя категории места, времени и субъекта действия. Для дальнейшего системного изучения средневекового культурного наследия существенно выяснить не только как, но и почему разные семантические категории коррелируют между собой и тем самым объединяются в гомогенной модели действительности.

0.1.5. Начатая Д. С.Лихачевым реконструкция средневековой картины мира (в ее восточнославянской версии) была продолжена (в границах западно-европейской культуры) А. Я.Гуревичем, который расширил число подлежащих обсуждению семантических категорий (наряду с категориями пространства и времени, он привлек для анализа также правовые, трудовые и прочие представления средневекового человека).19 Установка исследования А. Я.Гуревича заключена в том, чтобы идентифицировать, прежде всего, диахроническое своеобразие этих - универсально присутствующих в любой культуре - категорий; средневековая система (недифференцированно) противопоставляется им "варварской" модели мира. Но и в этом случае не формулируется задача раскрыть причины, в силу которых разбираемые (внутри той или другой модели действительности) категории приобретают когерентность.

0.2.0. Предметом данной главы, ориентированной (как, впрочем, и вся книга) на только что изложенную научную традицию, служит древнерусская культура преимущественно Киевского периода, т. е. раннего (для русской истории) средневековья. Из сделанных по поводу развития этой традиции замечаний вытекают по меньшей мере два методологических требования, которые целесообразно соблюсти, чтобы усовершенствовать системный подход к средневековой культуре.

0.2.1. Для этого следует, в первую очередь, заново эксплицировать отношение, сообщающее системный характер самым различным текстам внутри того множества памятников, которое мы называем раннесредневековой культурой. Эта экспликация будет обладать объяснительной силой, разумеется, только в том случае, если удастся показать, как восстанавливаемое диахроническое отношение подчиняет себе те универсальные (ахронические) операции, которые присущи всякой культурной практике (например, процедуры конструирования субъекта и объекта, положительных и отрицательных ценностей и т. д.).

0.2.2. Поскольку всякая диахроническая система текстов содержит в себе определенную сумму знаний о мире, постольку господствующее в этой системе (пробегающее через все ее тексты) отношение представляет собой эпистемологическую связь, которая обусловливает правила перехода от данного, известного, к искомому, постигаемому. Учитывая, далее, что культура снабжает своих потребителей максимумом информации - в конечном счете знанием именно об универсуме во всем его охвате, можно предположить, что проводимое при этом противопоставление данного и искомого будет стремиться к своему логическому пределу, к крайней степени обобщенности. Наиболее фундаментальная классификация в сфере познавательной деятельности - это распредление всех доступных для концептуализации явлений на группы чувственно воспринимаемых, эмпирических, с одной стороны, и мыслимых, трансцендентных,- с другой. С этой точки зрения допустимы два типа культур: первый из них относит эмпирическое к разряду данного и выводит отсюда знание о трансцендентном, которое поэтому становится функционально зависимым от чувственно воспринимаемых фактов; второй тип переворачивает это соответствие переменных и зависимых познавательных величин, превращая мыслимое в исходный пункт для постижения эмпирического.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.