Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

О древнерусской культуре, русской национальной специфике и логике истории - Страница 8

1.3.1. Событием, релевантным для нарративных текстов раннего средневековья, является, по большей части, со-бытиё, сочетающее "я" с "не-я". Поэтому смысловой репертуар этого культурного периода составляют такие мотивы, как возвращение из плена (“Слово о полку Игореве“); апелляция к покровителю ("Моление Даниила Заточника"); жизнь монастырской братии (жанр патериков); подвиги святого, делающие его богоугодным, сопричастным Богу; паломничество, сопрягающее удаленные друг от друга культурные очаги (жанр "хожений"); передача наставлений, которые внушает либо отец детям ("Поучение" Владимира Мономаха), либо духовный пастырь прихожанам (церковно-поучительная литература33). Раннесредневековый читатель особенно интересуется жизнеописаниями героев-присоединителей, допустим, миссионеров (житие Константина Философа и Мефодия).

Чудо, творимое святым при жизни, - это нередко отмыкание запертых дверей темницы, куда он был брошен несправедливым властителем, или какая-то сходная с этим акция, ведущая к победе над разъединенностью.

В летописании событие, вообще, теряет автономный, в себе завершенный характер: оно "читается" в цепи других происшествий и при этом значимо для всей национальной культуры.

Изображаемое в летописных, житийных, воинских и иного рода повествовательных текстах событие то и дело осуществляется, как мы уже начали об этом говорить, сдвоенными персонажами (ср. хотя бы такие пары, как Игорь и Всеволод в "Слове о полку Игореве", преподобные Феодосий и Антоний в житии Феодосия Печерского, Михаил Черниговский и Феодор в "Сказании о благоверном князе Михаиле Черниговском и боярине его Феодоре"; тот же параллелизм наблюдается применительно к негативным персонажам: ср. пару Глеб и Константин в "Рассказе о преступлении рязанских князей"; все только что сказанное делает вполне вероятной конъектуру, согласно которой в "Слове о полку Игореве" ведется речь о двух певцах - Бояне и Ходыне).

Предпочтение от дается таким двойкам действующих лиц, которые согласованы между собой по некоторому признаку на предзаданном им фактическом основании (кровное родство, равный социальный ранг или одинаковая корпоративная принадлежность). В случае заведомого неравенства персонажей (допустим, князя и слуги) один из них разделяет судьбу другого, которую он мог бы избежать ввиду существующей между ними изначально разницы (так, вместе с Борисом в "Сказании о Борисе и Глебе" добровольно погибает его отрок Георгий; знаменательно, что Георгий - венгр: подчеркивая инонациональную принадлежность этого героя, "Сказание" снимает и этническое противопоставление актантов).

Трагическим событием под конъюнктивным углом зрения оказывается несогласованность дейсгвий, раздор, "свада" - ср., в частности, морализующую концовку "Повести о взятии Царьграда крестоносцами в 1204 году":

И тако погыбе царство богохранимаго Костянтиняграда и земля Гречьская въ свадЪ цесаревъ, ею же обладаюгь фрязи (Г1ЛДР-3, 112).

Если комическое явление для раннего средневековья - это изолированность того, кто испытывает потребность в присоединении ("Моление Даниила Заточника"), то тогдашняя трагика изображала рассоединенность лиц, которым, на деле, ничего не стоило бы быть вместе.

На уровне семантики отдельного высказывания характер общих мест ("коллективных символов", в терминах Ю. Линка34) приобретают такие тропы, которые вменяют обозначаемому явлению всегда открытую способность к сочетанию с другим явлением.

На описываемое таким путем явление переносятся значения: неизбежной двусоставности (Бог - это кормчий, без которого корабль души, человеческой жизни или церкви потерял бы управление35); собирательности и гомогенности (паства - это овечье стадо ); поливалентности (книжник - эго пчела, собирающая мед со многих цветов : например, Авраамий Смоленский, по словам автора посвященного ему жития,

...кормимъ словомъ Божиимъ, яко дблолюбивая пчела, вся цвъты облетаю щи и сладкую coбt пищу приносящи и готов я-щи... (ПЛДР-3, 72);

Присоединимости через физический контакт (тело - это одежда души, откуда: "плоти (...) риза" у Кирилла Туровского36); приуготовленности к вступлению в союз (церковь - это невеста Христова); преодоленной раздельности (Богородица - это мост, по которому смертные попадают с земли на небо, как поется в Акафисте Богородице37).

И, наоборот, троп, отсылающий к отрицательному явлению, атрибутирует ему значение отъединенности, изолированности. Погибель наступает тогда, когда овца (монах) отбивается от стада (братии):

Овча бо, пребываа въ стадб, неврежено бываеть, а отлучившееся въскоръ погыбает и волкомь изьедено бываеть ("Киево-Печерский патерик", ПЛДР-2, 478)).

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.