Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Обращение к новому эмигранту - Страница 10

Первый бюджет на период до 1 июля 1948 г. был представлен 19 ноября 1947 года. Первое же назначение на должность в Центре имело место 10 декабря. Одновременно было разработано и положение о предоставлении стипендий на научные изыскания. Они должны были выдаваться на конкурсной основе наиболее подготовленным студентам, которые умели читать по-русски и уже сдали экзамены для последую-шей работы над докторской диссертацией.

Стипендия определялась в размере трёх тыс. долларов в год, что не могло не привлекать в Центр способную молодёжь.

Формально Русский исследовательский центр Гарвардского университета был открыт 1 февраля 1948 года. Он разместился по адресу: Кэмбридж, Массачусетс, ул. Квинзи, 38 (Cambridge, Quincy St., 38). Первоначальный штат — два человека на полных ставках учёных-исследователей, шесть преподавателей-совмес-тителей и пять аспирантов-стипендиатов.

А какую цель ставил перед новым Центром сам Гарвард? Зачем он ему был нужен?

В аналитической записке по вопросам создания Центра, хранящейся в университетском архиве, отмечается, что перед ним ставилась задача «изучения российских институтов власти и советского поведения с тем, чтобы предсказывать советскую политику». При этом особо подчёркивалось, что в своих исследованиях Центр будет исходить из «духа максимальной объективности и беспристрастности»^^. И как бы приложением к основной цели перечислялись дополнительные, но вряд ли менее важные; давать новые знания о Советском Союзе, свежие объяснения уже имеющимся и новым знаниям, особенно в сфере общественных наук; доносить эти интерпретации до правительства и образованной общественности; вносить вклад в разработку методов исследований, особенно междисциплинарных; осуществлять подготовку учёных в сфере советских исследований^^.

В июле 1948 г. в щтате Центра было 11 человек: Клайд Клакхон — директор, профессор антропологии; Мерл Фэйнсод — профессор управления; Александр Герщенкрон — профессор экономики, Дмитрий Шим-кин — преподаватель социальной антропологии, Гарольд Берман — профессор права, Исаак Берлин — преподаватель региональных исследований, Баррингтон Моор — преподаватель социологии, Алекс Инке-лес — преподаватель социологии, Брюстер Смит — профессор социальной психологии, Уолтер Гален-сон — профессор экономики, Адам Улам — инструктор в сфере управлениям^

Что им предстояло сделать в первую очередь?

Грант «Карнеги Корпорейщн» ставил задачу по сбору и анализу информации об имевщихся в США источниках для изучения Советского Союза. Этого требовал в письме на имя Клайда Клакхона ещё 22 октября 1947 г. вице-президент корпорации Чарльз Дол-лард. Он определял как первоочередную для будущего Русского исследовательского центра подготовку трёх меморандумов, в одном из которых — под названием «Источники текущей информации о России» — следовало отразить: анализ наиболее значимых российских газет, радиопрограмм, официальных докладов; анализ категорий американцев, которые обладали знаниями о России (в первую очередь тех, кто бывал в СССР после 1940 г. с официальными делегациями или персонально, служащих советских ведомств периода войны на территории США, которые не вернулись в Советский Союз после того, как эти представительства были закрыты; белогвардейцев, иностранных корреспондентов, дипломатов...)2^. А в тех же делах университетского архива в папке Раймонда Бауэра, директора Института человеческих ресурсов ВВС США (Human Resources Research Institute), имеется анализ книги Леонида Леонова «Дорога на океан»^’. Зачем? Ответ даёт само название доклада — «Меморандум по использованию новелл советских писателей как средства социального анализа»^*. Это само по себе является ярким свидетельством того, что в распоряжении американских ученых действительно не бьию серьёзной Источниковой базы для изучения советского общества.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.