Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Очерки истории Аргентины - Страница 9

Спустя 15 лет (в 1949 г.) в работе «Аргентинское пролетарское профдвижение» Оддоне выступил проповедником ревизионизма, фальсификатором рабочего движения и апологетом господства монополий США в Аргентине.

Несколько иную позицию в реформистском направлении аргентинской историографии занимает старейший аргентинский социалист Альфредо Паласиос. В его сочинениях, выдержанных в либерально-позитивном духе, защищается старая идеалистическая концепция героев и толпы. По его мнению, избранное просвещенное меньшинство («элита») движет массы в эволюционном историческом развитии *.

В условиях обострения общего кризиса капитализма историки-реакционеры пытаются изобрести новые формы фальсификации истории и «новую» историческую концепцию. Эти историки ставят своей задачей пересмотр и модернизацию истории Аргентины с целью оправдания господства эксплуататорских классов. Это направление утвердилось как «школа исторического ревизионизма». Она стремится представить историю рабочего движения в искаженном свете, чтобы опорочить марксизм, не допустить победы коммунистической идеологии.

Лидером этой школы является академик Энрике де Гандиа — старый сотрудник Панамериканского института истории и географии. Гандиа не принадлежит к группе маститых историков старшего поколения, главой которых являлся Р. Левене. Тем не менее он возвышает себя над другими историками, делая в своем обобщающем труде претенциозное заявление:  «Вместе с нашими

Изысканиями начинается совершенно новая история Аргентины»23. Гандиа призывает историков покончить с политическими тенденциями. Под политическими тенденциями Гандиа имеет в виду, прежде всего, материалистическое понимание и объяснение истории. Клевеща на марксизм, как на теорию будто бы чисто эко-мическую, Гандиа делает множество нелепых «открытий». Он, например, утверждает, что «нынешний социализм, берущий начало в «Манифесте» Маркса и Энгельса 1848 г., впервые зародился в умах аргентинских романтиков...» 24 Пересмотрев с этих туманных позиций всю историю Аргентины, Гандиа приходит к весьма «важному» заключению: «Общества нет, — пишет он, — есть лишь отдельные личности со своим мышлением»25. Гандиа воспевает свободный либеральный дух средневековой Испании, оправдывает ее господство в Америке, клевещет на освободительное движение, представляя его как борьбу испанского либерального христианства с безбожным французским влиянием.

«Свобода, — пишет ревизионист исторической науки Гандиа, — это христианство и стоицизм, доктрина священных отцов церкви, римское право и высшая справедливость» 26. Он доходит до бессмысленного отрицания борьбы за независимость Аргентины: «Испанская Америка всегда желала оставаться испанской». Он оправдывает антирабочие законы. Репрессивные законы реакции, согласно утверждениям Гандиа, порождены «мятежами анархистов и коммунистов». Запутавшись в клеветнической фразеологии, он пишет, что «История — это бесконечная тайна».

«Концепция» Гандиа показывает^ до какого падения и разложения дошла злобствующая против прогресса современная буржуазная реакционная продажная историография, находящаяся в безвыходном тупике. Какой неопровержимой истиной звучат слова Энгельса о том, что «буржуазия все превращает в товар, а, следовательно, также и историю» 27.

Великие перемены, происшедшие за последние годы в истории человечества, в особенности научный и технический прогресс Советского Союза и бурный рост производительных сил всех стран социалистической системы, углубили кризис буржуазной идеологии и историографии. В борьбе с буржуазными реакционными концепциями все более и более пробивает себе путь марксистская методология исторического исследования и материалистическое понимание процессов исторического развития.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.