Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Оливер Кромвель - Страница 2

Этих проблем, конечно, масса. Какие заключения о политических целях и стремлениях Кромвеля могут быть извлечены из малого количества известных фактов до сорок второго года его жизни? Насколько важным членом парламентской оппозиции Карлу I он был в насыщенные быстротечные месяцы между созывом Долгого парламента в ноябре 1640 г. и началом гражданской войны в августе 1642 года? Что заставило его пренебречь риском быть обвиненным в измене, захватывая деньги и трофеи из Кембриджа для короля в августе 1642 года до официального начала гражданской войны? Учитывая отсутствие у Кромвеля какого-либо предварительного военного опыта, как случилось, что он приобрел необычайно высокую репутацию кавалерийского командира во время гражданской войны? Насколько действительно заслуженна эта репутация? Какова его роль в политизации победоносной парламентской армии «Нового образца» после войны? Был ли он инициатором (как иногда голословно утверждается) успешной попытки Корнета Джойса в июне 1647 года взять в плен короля из его парламентской охраны в Холмби-Хаус, что привело к утверждению новой политической роли армии? Насколько серьезно Кромвель и другие стремились к переговорам с королем в 1647 году? Каковы были цели Кромвеля на известных дебатах в Патпи в совете армии в конце года, он ли помог королю бежать из-под армейской охраны в ноябре 1647 года, чтобы задавить растущее радикальное влияние левеллеров в рядах армии? Что толкнуло Кромвеля в последние дни 1648 года отбросить любые имевшиеся у него надел<ды на достижение соглашения с Карлом I и стать одним из самых пылких организаторов суда над королем и его казни?

После установления Английской республики в 1649 году его карьера наполнена еще более трудноразрешимыми проблемами (если такие существовали), чем те, которые сосредоточены вокруг объяснения очевидной «идеологической шизофрении»* Кромвеля: его периоды осторожной умеренности, сменяющиеся резкими и неистовыми вспышками радикальной политической активности. Почему по его возвращении в парламент после разгрома оппозиции в Ирландии и Шотландии в 1649 — 51 гг., он внезапно перечеркнул месяцы тяжелой работы, направленной на объединение парламента и армии, и 20 апреля 1653 года, опираясь па армию, решительно разогнал парламент? Каковы были его намерения, когда он созвал так называемый Бербонский парламент? Предназначал ли он ему постоянную роль благочестивых «святых»? Почему он молча согласился на политический заговор, который привел к концу Бербонского парламента, и почему он согласился на должность протектора Содружества

Англии, Ирландии и Шотландии в декабре 1653 года? Насколько серьезно он работал над возвращением к «обычному» виду управления отдельной личностью и парламентом? Почему оба парламента, созванные во время протектората Кромвеля, завершились внезапными вспышками его возмущения и разочарования? Что заставило его согласиться на назначение генерал-майоров для управления английскими провинциями в годы его протектората? Почему он принял новую парламентскую конституцию и все же отклонил предложение стать королем Оливером I в 1657 году? Был ли его протекторат военной диктатурой человека, движимого честолюбием? Как мы увидим, протекторат Кромвеля не был просто военной диктатурой, и несомненно, что всю карьеру Кромвеля с начала 1640-х гг. вело растущее и непреодолимое желание достигнуть гораздо большего, чем личная цель. Однако что именно он хотел сделать с имеющейся у него властью — самый сложный, неразрешимый вопрос.

Мой второй мотив для создания еще одной книги о Кромвеле в том, что исторические интерпретации британской истории XVII в. в последние годы радикально изменились, и едва ли можно чем-нибудь помочь в нахождении новых подходов ко многим вопросам об Оливере Кромвеле. Недавняя волна «пересмотра» Гражданской войны не привела к какому-либо согласию^, но причины

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.