Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Осень 93-го года. Черные стены Белого дома - Страница 3

Потом бьш еще один пожар, іюіда сгорел пустующий де-рсвяшшш дом в самом начале Сиреневого бульвара. Андрей возвращался из школы, когда услышал вой сирены и увидел клубы дыма прямо напротив своего дома. Пока пожарники разматьгеали пшагш и искали воду, дом превратился в гигантский костер, тушить который не имело нйкаіюго смысла. Вогфуг собралась толпа, большую часть которой составляли школышки — бьшо время окончания урогюв первой смены. Пожарники еще долго заливали пепелище водой, ворошили обугаенные бревна, растаскивая их баграми, а затем уехали. Еще нссколыю дней в воздухе висел запах гари. Посреди обгоревших бревен виднелись искорсжспныс опгем спшпси железной кровати да остатки киргшчной печки с раскрытыми настежь дверцами. Через пару педель остатки пожара вывезли па двух самосвалах, а спустя год па этом месте уже ничто не напоминало о стоявшем гюгда-то здесь деревянном домике.

Еще большее впечатлегше па Орлова произвело увидегаюе им в Душанбе* в кшщс зимы 1990 года, гогда взбесившаяся толпа громила здание Совета Мшшсгров Таджикской ССР, поджигала машшгы и киоски. Город вмиг погрузился в хаос, а черішій дым стал застилать небо над центром города. Казалось, что Душанбе стал добычей разъяренных банд головорезов, которые врывались в дома, выбрасывали из окон людей, с ушолюкапьсм преследовали жешгщн и девушек. Обкуренные

'Душанбе— столица Таджикистана, в 1990году— Таджикской

ССР.

МОЛОКОСОСЫ, размахивая металлическими прутами и нунчаками*, били витршпл, переворачивали телефошіые будки, избивали любого, кто попадался на их пути. И над всей этой вакханалией висел тяжелый запах гари, который не вьгострил-ся даже тоща, коща в город были введены войска и кровавый мятеж подавлен. Массовые беспорядки в таджикской столице, свидетелем которых был Орлов, явились, как известно, прологом к грядущим событиям в Москве, последующему развалу страны и волне кровавого насилия, прокатившегося по некоторым бьшпшм республикам Советского Союза.

Все это пронеслось в голове Орлова, только оп оказался рядом с обугленной громадой здания на Краснопресненской набережной, которое еще недавно именовалась Домом Советов, а теперь представляло собой жалкое зрелище, олицетворяющее весь ужас происходившего в последгше дни, глубину падения и позор некогда великой страггы.

Предъявив на входе в восьмой подъезд уцостоверегшя сотрудников мшшстерства безопасности, Орлов и Жуков, гге без труда ггреодолевая кучи мусора, скоггившиеся в холле, накоггег;, оказались внутри Белого дома. Если сггаружи здагше ггроизводило впечатление обгорелого остова гигаггтекого форта, отбитого у неприятеля, то вггутри все вьгглядело как катакомбы Брестской крепости или цеха ггрекратившего работу завода, разгромлегшого и разграблегшого войсками ггротивника. Света, разумеется, гшгде не было. В полумраке можно было едва разглядеть, что пол усеял камегшой крошкой и осколками стекла. Повсюду валялась разломанная мебель — столы, стулья, банкетки, гггкафы и вешалки. В мрач-

‘ Нунчаки — восточное холодное оружие ударно-раздробпяющего действия в виде двух коротких палок, соединенных шнуром или цепью.

Пой гаубине вестибюля виднелись горы какого-то тряпья или одсж;д>1, пустых подсумков и военного обмундирования, мотки проводов и куски арматуры, сваленные в кучу ящики, разодрашшіс карюшшс коробки и множество опустошенных пластиковых бутылок. Пол бьш залит по щиколотку водой, кос-ще были брошены доски, балансируя по которым, можно бьшо преодолеть затопленные места. Повсеместно валялись рваные газеты, листовки и бумаги, превратившиеся в лужах воды в раскисшее грязное месиво.

—  Проходите! — безразлично буркнул солдат в каске и серой замызганной шинели, поверх которой бьш надет бронежилет. На ремне через плечо у него висел автомат, опущенный дулом вниз. Рядом с ним в дверях стояло еще человек пять-шесть, также одетых в шинели с бронежтше-тами. На больших диванах, которые были сдвинуты друг к другу, вповалку лежали бойцы, порождая в воображении Орлова странные ассоциации. Ему на миг показалось, что он находится в поверженном Берлине в вестибюле немецкого железнодорожного вокзала, только что взятого штурмом нашими солдатами, которые, как только появилась небольшая передышка после ожесточенного боя, в изнеможении повалились на пол и заснули мертвым сном. И здесь повсюду стоял стойкий запах гари, смешанный с запахом паленой резшш и отвратительной вопью нечистот.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.