Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Освейская трагедия - Страница 9

Переночевали мы в том доме, а утром нас всех погнали в Росицу, в костел. Там были мы не первыми и не последними. На полу было набросано соломы, на месте был и туалет...

Помню, наша мать нашла в соломе кадушку с маслом; люди, что были до нас, не успели съесть. Им было не до того, также как и нам. Всех погнали в Бигосово, погрузили в вагоны и привезли в Саласпилс.» Вскоре остались мы без матери: я, брат мой Виктор, 1938 года рождения, и сестра Бронислава, 1939 года рождения. Через некоторое время пришла какая-то женщина и взяла с сббой сестру Брониславу. Больше о сестре своей Черноок Брониславе Игнатьевне до сих пор ничего не знаю. Мать нашла меня с братом Виктором у хозяина в Ты-нужах (хутор Калнкумпены). Там жил Апситис Янис Карлович.

В 1948 году мать нас увезла на родину, в деревню Аесниково. А сестру Брониславу мы так и не нашли. Возможно, героиня книги Бронислава — наша сестра, но ей тогда еще не было семи лет, и я не помню, чтобы ее укусила змея, а спросить сейчас не у кого, так как мать умерла в 1984 году. Что я помню о ней? Волосы у нее были черные, кучерявые. Над глазом или под глазом — небольшой шрамик: но этого сейчас может и не быть... Прочитав книгу, я очень разволновался и думаю: а вдруг вы пишете о моей сестричке Брониславе.

У меня есть дочь, 1959 года рождения. Я ее назвал в честь своей пропавшей сестры Брониславой».

Обо всем, что сообщил мне Черноок, я написал в Центральный государственный архив Аат-вии. Оттуда пришло такое письмо:

О

О

Я

(D

Х(

О

Ш

¦о

0>

«На Ваше заявление от 23 марта 1987 года сообщаем, что сведений на Черноок Брониславу Игнатьевну, 1939 г. р., и ее братьев — Виктора, 1938 г. р., Валентина, 1934 г. р.. Центральный государственный исторический архив Латв. ССР не имеет, так как документы оккупационного периода сохранились не полностью, а в имеющихся вышеупомянутые лица не указаны.

N:

S

I

Ro

S

Z

<

C

>s

0)

1-

A

V

О

Директор  Н. Рыжов (подпись)

Зав. отделом  В. Бернане (подпись)».

К сожалению, нечем мне было утешить моего адресата, но когда в очередной раз работал в Риге на улице Слокас, попросил вновь показать заветные ученические тетрадочки с именами саласпилских узников. Вот и буква «Ч». Читаю: «Чернавок Виктор, 1928 г. Кастранская волость. Список из волости 8.10.43 г.»

Сотрудница архива на мой недоуменный вопрос сообщила, что я получил отрицательный ответ потому, что были разные написания фамилии, не соответствовал и год рождения. «При малейших неточностях мы отвечаем так: «...не указаны».

Возможно, живет сегодня где-то в Латвии Бронислава с черными, немного кучерявыми волосами, у которой под глазом или над глазом еле заметный небольшой шрамик.

А Валентин Игнатьевич в Белоруссии ждет не дождется весточки от единственной сестры.

«Вы как будто угадали мои мысли. Я очень хотела с Вами связаться, но не знала, как это сделать. Вашу книгу я не смогла прочесть, так как она на белорусском языке. Но все же я кое-что поняла, просмотрев ее. Судьбы людей, описанные в книге, очень похожи на мою. Я тоже родом из Верхнедвинского района. В 1943 году мы с сестрой и мамой были вывезены фашистами в Латвию, в саласпилский концлагерь. О своих родных мы почти ничего не знаем. Чудом сами остались живы. В книге Вы дважды упоминаете фамилию Замбар. Может, это наши родственники. С сестрой мы были в своих родных местах, в деревне Кревники. Там люди нам рассказывали, что мама наша погибла в Польше, в концлагере Майданек, а отца фашисты сожгли в Росице вместе с другими жителями.

Нас с сестрой волнует одно: может, через Вас мы смогли бы подробнее узнать о своих родных.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.