Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Политическая история современной России - Страница 10

Наиболее лапидарно суть перестройки, приравненной к революции, выразил второй секретарь ЦК КПСС Б. Лигачев: «Глубинную суть перестройки партия выражает четкой формулой - больше социализма!»^^. Лозунг «больше социализма» предполагал, что основы советского социализма здоровы и их можно было только улучшать. Ни один из его трех столпов — руководящая роль КПСС, государственная собственность на средства производства, политическое господство трудящихся — ни разу под сомнение не ставился. Поэтому на взгляд критически настроенных людей, лозунг «больше социализма» мог означать больше руководящей роли КПСС, больше государственной собственности, больше политического господства рабочего класса (последнее, впрочем, давно являлось маской, прикрывавшей господство партократии).

Но критически настроенных в отношении горбачевского курса людей тогда было явное меньшинство, а голос их не был слышен. Большинство же советских людей поверило в нового Генерального секретаря и с энтузиазмом поддержало его. Тому было много причин, и одна из главных заключалась в неординарной личности Горбачева. В сравнении с предшествующими генсеками он выглядел поистине, как инопланетянин, — живой, динамичный, способный говорить красиво и зажигательно, подчеркнуто стремящийся к общению с людьми, чувствующий себя, как рыба в воде, в гуще народа. Необычный политический стиль нового Генерального секретаря привлек к нему десятки миллионов людей, в мгновение ока они влюбились в него. Он обладал и прирожденным умением гипнотизировать сознание масс, а главным среди гипнотических средств была способность обрамлять умеренные идеи и предложения в яркие, кричащие, завораживающие слова: «перестройка», «гласность», «ускорение», «революция», «новое мышление». Многие из них вскоре стали популярны во всем мире и заняли в международном лексиконе места рядом с самым известным русским словом — «спутник».

Популярности Горбачева способствовало и то, что советские люди заждались перемен: их не было в течение вот уже двадцати лет. Кое-какие реформы, правда, были намечены Андроповым, но он пробыл у власти менее полутора лет, к тому же большую часть времени был прикован к постели. Горбачев же сразу предложил дюжину реформ, а его возраст и энергия внушали веру, что обещания будут воплощены в жизнь. С течением времени общество стало все более осознавать умеренность и ортодоксальность реформ и идей Генерального секретаря, но в момент провозглашения они воспринимались чуть ли не как потрясение основ. К тому же некоторые из них по меркам тоталитарного общества, каким, как вскоре было признано, и являлся Советский Союз, действительно были радикальны. К таковым в первзчо очередь, относились провозглашенные Горбачевым идеи гласности и нового политического мышления.

Гласность означала раскрытие недостатков и пороков, которые мешали реализации «потенциала социализма», предание огласке и критике фактов, свидетельствующих о противоречиях между официально принятой в СССР идеологией социализма и реальностью. Таких фактов — коррупция партийных чиновников и хозяйственников, лихоимство и бездеятельность бюрократов, разбазаривание и разворовывание государственных средств, зажим критики, несправедливое распределение жилья, путевок, иного дефицита — было предостаточно, и средства массовой информации дружно принялись за «разгребание грязи». Новое политическое мышление предполагало поиск нетрадиционных путей смягчения международной напряженности, что позволило бы серьезно сократить разорительные для советской экономики военные расходы. Так пришли к принятию «нулевого варианта» относительно американских и советских ракет среднего радиуса действия в Европе, одобрили концепцию «разумной достаточности» относительно оборонного потенциала СССР.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.