Добро пожаловать!
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Последние герои империи - Страница 3

— Ах ты, нигилист чистой воды! — покачал головой инспектор, отбирая у Петра журнал «Отечественные записки».

Перед Епапчиным сразу встал вопрос, где юноша пристрастился к этой литературе? Ответ, думается, дает известный в ту пору писатель П. Д. Боборыкин, учившийся несколько раіаше в Нижегородской пшназии: «..я врідел большой интерес к чтению. Формальный запрет, лежавший, например, на журналах «Отечественные записки» и «Современник» у пас в гиллпазии, не мешал нам читать на стороне и тоі’ и другой журнал». Видимо, так обстояло дело тогда нс только в Нижегородской гимназии.

Теперь Енанчин уже предметно занимался поиском вoлыIOдyмI^cв. Вскоре по ряду косвенных опросов и личных наблюдений ему стало ясно, что в училшце тайно существует некий политический кружок. Так что, отдавая приказ «догля-дать» за воспитанниками, нaчaлышкyчилиuJaмoг поздравить себя: в так называемом «тайном обществе» состояло более двадцати кадетов и гардемаринов. Теперь перед Епанчиным стояла нелеп<ая дилемма: докладывать ли о своем открытии наверх, или постараться разобраться во всем самому и постараться разрулить ситуацию самому. Енанчин предпочел второй варйаігг, о чем вскоре пожалел

Дело в том, что одновремеіпю с волыюдумским обществом в учйлйіцс возникло и другое, члены которого гордо именовали себя «бутылочной компанией». Во главе его встал известный любитель спиртного и склонный к подлостям Дюбрейль-Эніаппер Первый, дружйвнійй с самим наследником ітрестола.

Обе группы смертельно враждовали, борясь за влияние в кадетской среде. Но если «революционеры» первенствовали в учебе, да и в словесных стычках последнее слово неизменно оставалось за ними, то «бутылочники» верховодили в пьянках и в уличных драках с армейскими — юнкерами. Опухпійс, с подбитыми глазами «бутылочники» не вылезали с корпусной гауптвахты. Авторитет их резко падал Наконец настало время, когда редко какой кадет стал подавать им руку. Влияние же «революционеров» росло: их отличало за успехи в учебе начальство, к ним прислушивались товарищи, а посиделки в курилке превратились в настоящие сходки. Поняв, что’ «бутылочная компания» скоро окончательно распадется, Дюбрейль-Эшаішер поймал как-то после вечернего чая кадета Хлопова

Влтигин

—  Нигилисты вконец обнаглели, — сказал он, пристально глядя Хлопову в глаза. — Пора бы и па хвост им наступить!

—  Пора* — согласился туповатый Хлопов.

—  Тогда сделай, что я скажу, — поішзйл голос до шепота Діобрейль. — Начинай ходить по вечерам в курилку к нигилистам, и что вредное против императорской фамилии и самого монарха услышишь, мне доноси. А уж я передам твои слова куда следует.

—  Боязно что-то, — передернул плечами Хлопов. — Как бы морду за фискальство не набили. У Миклухи с Сухановым кулаки здоровенные!

—  Не бойся, — приободрил его главшдй «бутылочник». — Все останется между нами, а я по выпуску за тебя кому надо словечко замолвлю. Услуга за услугу. Согласен, а?

—  Ага! — кивнул Хлопов и поплелся в курилку к «нигилистам».

Забравшись с ногами на подокошшк, он принялся напряженно запоминать все сказанное состязавшимися в красноречии кадетами.

Вскоре всю добытую информацию Дюбрейль передал своему отцу, а тот напрямую оповестил о творящихся безобразиях в стенах морского училища, жандармское управление. Теперь отвечать предстояло не только самим вольнодумцам, но и капитану 1-го ранга Епанчипу, как зпавніему, но нс донесшему по команде.

В ночь на шестое февраля 1872 года в корпусе внсзашіо появился жандармский полковник Асвашев. За его спиной хищно блестели примкнутые штыки конвойной команды. Асвашев протянул дежурному офицеру лист бумаги.

 
  • Публикация расположена в следующей рубрике:
  •  

     

    Другие материалы по теме. Литература. История Беларуси.